Палубный истребитель F-8 Crusader, его предшественники и потомки (Часть 1)


Палубный истребитель F-8 Crusader, его предшественники и потомки (часть 2)

Палубный истребитель F-8 Crusader, его предшественники и потомки (часть 2)

Палубные истребители F-4 и F-8 эскортируют ракетоносцы Ту-16

Иногда эти встречи заканчивались трагически. В феврале 1964 года четвёрка F-8 вошла в густую облачность вслед за парой Ту-16. Что после этого произошло, неизвестно, но на свой авианосец вернулось только два истребителя. Всего же в разного рода лётных происшествиях было утрачено 172 «Крусейдера». До прекращения производства в 1965 году фирма Vought построила 1219 «Крестоносцев». Хотя F-8 считался достаточно строгой машиной, в авариях и катастрофах разбилось немногим более 14% самолётов, что по меркам 60-х годов было не так уж плохо. Для сравнения стоит вспомнить статистику эксплуатационных потерь американских истребителей Lockheed F-104 Starfighter или советских истребителей-бомбардировщиков Су-7Б первых серий.

Палубные «Крестоносцы» одними из первых оказались на «линии огня» в Юго-Восточной Азии, приняв активное участие во вьетнамской войне. В 1962 году полёты над территорией Лаоса совершили невооруженные самолёты-разведчики RF-8A из состава эскадрильи VFP-62, базировавшейся на борту авианосца USS Kitty Hawk (CV-63). Они вели фотосъёмку лагерей партизан, которые впоследствии становились объектами ударов палубных истребителей-бомбардировщиков. Естественно, что повстанцы очень скоро уяснили связь между полётами разведчиков и последующими бомбардировками, и в течение короткого времени вокруг крупных партизанских баз появилось зенитное прикрытие в виде 12,7-14,5 пулемётных установок и 37-мм скорострельных автоматов. Первый RF-8A был сбит зенитным огнём 7 июня 1964 года. Разведчику не помогло даже сопровождение в виде четверки F-8D, которые пытались подавить зенитные батареи огнём из пушек и залпами 127-мм неуправляемых ракет Zuni.

Пуск НАР Zuni с истребителя F-8D

Пилоту первого сбитого RF-8A повезло, он удачно катапультировался и после приземления на вражеской территории сумел укрыться в джунглях. После ночи, проведённой в тылу противника, на следующее утро сбитый американский лётчик был эвакуирован вертолётом поисково-спасательной службы.

2 августа 1964 года американцы спровоцировали атаку северовьетнамских торпедных катеров на свои эсминцы (тонкинский инцидент), после чего появился формальный повод для развязывания полномасштабной агрессии против ДРВ. Вскоре «Крусейдеры», принадлежащие ВМС и КМП США, месте с «Фантомами», «Скайхоками» и «Скайрейдерами» приняли активное участие в войне.

Истребители F-8 над авианосцем «Форрестол»

В 1964 году тяжелых палубных истребителей F-4 Phantom II было ещё немного, и типичное авиакрыло, размещённое на авианосце, имело следующий состав: одна-две эскадрильи истребителей F-8 Crusader, две-три эскадрильи поршневых штурмовиков А-1 Skyraider, одна-две эскадрильи лёгких реактивных штурмовиков А-4 Skyhawk или эскадрилья тяжелых двухдвигательных палубных штурмовиков (бомбардировщиков) А-3 Skywarrior и несколько (4-6) разведчиков RF-8A, самолеты ДРЛО E-1В Tracer или ЕА-1Е Skyraider, а также противолодочные вертолеты UH-2 Seasprite.

В течение 2-3 лет «Фантомы» сильно потеснили «Крусейдеры» на палубах авианосцев типа Forrestal, а также атомного USS Enterprise. Но эксплуатация на кораблях меньшего водоизмещения типа Essex и Oriskany продолжалась. Командование планировало заменить в разведывательных эскадрильях «Крусейдеры» более скоростными RA-5С Vigilante, но эти самолёты в силу высокой стоимости, сложности и дороговизны обслуживания так и не стали по-настоящему массовыми. Разведчики RF-8A (а затем и модернизированные RF-8G) в годы вьетнамской войны продолжали нести службу параллельно с RA-5С. Забавно, но RF-8 намного дольше служили в строевых разведывательных эскадрильях, пережив «Виджелент», который должен был их заменить.

Истребитель F-8 с бомбами и НАР, подготовленный к взлёту с авианосца

Для ударов по наземным целям на истребители F-8 подвешивали 227-340-кг авиабомбы и 127-мм неуправляемые ракеты. Достаточно часто пилоты при штурмовке использовали 20-мм пушки. Что, впрочем, было небезопасно, так как самолёт при этом входил в зону эффективного огня не только крупнокалиберных пулемётов, но и лёгкого стрелкового оружия. В ходе боевых действий «Крусейдер» продемонстрировал очень неплохую боевую живучесть. Самолёты достаточно часто возвращались с многочисленными пулевыми и осколочными пробоинами. Не всегда фатальными оказывались даже попадания 23-мм снарядов, полученные в воздушном бою.

Подвеска на фюзеляжные узлы 127-мм НАР Zuni

Если флотские F-8 летали в основном с авианосцев, то «Крестоносцы», принадлежащие истребительным эскадрильям авиации Корпуса морской пехоты, базировались на южновьетнамских авиабазах Чу Лай и Дананг.

На первых порах американское командование не воспринимало ПВО ДРВ всерьёз. Надлежащие выводы не были сделаны даже после того как разведчики RF-8A засняли на аэродромах Северного Вьетнама истребители МиГ-17 и позиции ЗРК СА-75М «Двина». Видимо, американцы считали, что не самые новые истребители советского производства не смогут конкурировать со сверхзвуковыми самолётами, а зенитно-ракетные комплексы могут быть эффективны только против целей вроде высотного разведчика U-2 или относительно медлительных бомбардировщиков. Однако очень скоро американским пилотам пришлось убедиться в обратном. 3 апреля 1965 года палубные истребители F-8 и штурмовики А-4 с авианосцев USS Coral Sea и USS Hancock атаковали железнодорожные и шоссейные мосты в 100 км к югу от Ханоя. Объекты оказались неплохо прикрыты зенитками, которые сбили два «Скайхока». После того как большая часть американских самолётов отбомбилась, в воздухе появились северовьетнамские МиГ-17Ф из состава 921-го истребительного авиаполка. Несмотря на численное превосходство противника, четвёрка МиГов решительно атаковала группу «Крусейдеров». Положение американских пилотов осложнялось тем, что они не ожидали встретить вражеские истребители, и вместо ракет воздушного боя AIM-9 Sidewinder несли неуправляемые реактивные снаряды, а горючего оставалось только на обратный путь. Согласно вьетнамским данным, в тот день в районе Хам Ронга удалось сбить два F-8. Однако американцы признают, что в воздушном бою лишь один палубный истребитель был повреждён. Впрочем, хорошо известно отношение Министерства обороны США к статистике собственных потерь. Если подбитый самолёт в силу критических повреждений не мог совершить посадку на авианосец, а его пилот катапультировался неподалёку от авианосного ордера, считалось, что машина утрачена в результате лётного происшествия, а не от огня противника.

Момент катапультирования с повреждённого F-8Е

По мере эскалации боевых действий усиливалось зенитное противодействие, самолёты обстреливались зенитками не только в районе цели, но и на пути к ней. Вьетнамские зенитчики, наблюдая за маршрутами полётов американских самолётов стали организовывать зенитные засады, что сказалось на росте потерь американской авиации. Так, 1 июня 1965 года при возвращении с задания получил прямое попадание зенитного снаряда RF-8A из состава 63-й разведывательной эскадрильи. Его пилот, лейтенант-коммандер Кросби попыток катапультироваться не предпринимал, и, судя по всему, был убит ещё в воздухе.

Ещё одной опасностью, с которой с которой пришлось столкнуться пилотам «Крусейдеров», стали зенитные ракеты. 5 сентября фоторазведчик из той же VFP-63 не смог увернуться от ЗУР комплекса СА-75М недалеко от побережья в провинции Тхань Хоа. После того как боевая часть ракеты разорвалась в непосредственной близости от RF-8A, пылающие обломки самолёта рухнули в море, и его пилот лейтенант Гудвин до сих пор числится пропавшим без вести. Ещё несколько самолётов получили многочисленные пробоины, и их пилоты катапультировались над своим авианосцем, дабы избежать аварийных ситуаций. Тем не менее, аварийные посадки не были редкостью, в ряде случаев самолёты, получившие повреждения, приходилось сбрасывать за борт.

В связи с ростом потерь американское командование отказалось от полётов одиночных самолётов разведчиков. Для поиска целей стали формироваться разведывательно-ударные группы, включающие в себя помимо RF-8A штурмовики А-4 Skyhawk, истребители F-8 Crusader и самолёты РЭБ ЕКА-3 Skywarrior, которые также могли дозаправлять самолёты группы на маршруте. В случае зенитного обстрела «Скайхоки» должны были подавлять батареи противника, а F-8 защищали от атак вьетнамских МиГов. В результате потери разведчиков удалось снизить, но одновременно сократилась интенсивность полётов, так как формирование разведывательно-ударной группы занимало много времени и обходилось дорого.

F-8D из состава VF-11 над Южным Вьетнамом в 1965 году

Если флотские «Крусейдеры», взлетающие с авианосцев, курсирующих неподалёку от побережья, оперировали в основном над Северным Вьетнамом, то истребители Корпуса морской пехоты боролись с подразделениями Вьетконга в джунглях южной части страны. Как уже говорилось, F-8 КМП США летали с сухопутных авиабаз с капитальными взлётно-посадочными полосами. Их цели находились гораздо ближе к своим аэродромам, и потому самолёты морпехов часто несли максимальную боевую нагрузку. Так как на первых порах калибр зенитных средств Вьетконга в Южном Вьетнаме не превышал 12,7-мм потери были небольшими. Аварийность при полётах с капитальных бетонных полос также оказалась минимальной. Больше проблем доставляли регулярные миномётные обстрелы партизан. Однако 16 мая 1965 года на авиабазе Бьен Хоа под Сайгоном произошел случай, который разом перечеркнул всю положительную статистику потерь.

Фотография, сделанная в окрестностях авиабазы Бьен Хоа вскоре после взрыва

Согласно официальной американской версии, во время предстартовой прогазовки взорвался В-57 Canberra, на борту которого находилась бомбовая нагрузка массой 3400 кг. В результате взрыва и пожара было уничтожено 10 В-57 и 16 F-8 и А-1. Погибло 27 человек и более 100 получили ранения и ожоги. Было ли это результатом несчастного случая, обстрела или диверсии, неизвестно. До этого база Бьен Хоа неоднократно подвергалась миномётным обстрелам, в ходе которых также сгорело несколько самолётов.

Генерал Вестморелэнд, ходивший в состав комиссии расследовавшей причины взрыва, позже в своей книге писал, что авиабаза Бьен Хоа выглядела хуже, чем аэродром Хикам в Пёрл-Харбор после атаки японцев. По результатам расследования, причиной столь масштабной катастрофы было названо неправильное хранение бомб, напалмовых баков и горючего. На авиабазе было сконцентрировано слишком много авиационных боеприпасов, которые хранились близко от стоянок авиатехники. Впоследствии охрана авиабазы Бьен Хоа была ужесточена и возложена на американскую 173-ю воздушно-десантную бригаду. Для авиационных боеприпасов построили специальные хранилища удалённые от авиационных стоянок, а самолёты стали размещать в обвалованных капонирах и укреплённых ангарах.

В июне-июле 1965 года состоялось несколько воздушных боёв между «Крусейдерами» и МиГ-17Ф. Бои шли с переменным успехом, американские пилоты рапортовали о трёх сбитых МиГах. Свои потери составили два RF-8A и два F-8E.

Обломки F-8, сбитого во Вьетнаме

По мере разрастания конфликта американцы направляли в Юго-Восточную Азию всё большие силы. В свою очередь СССР и КНР увеличили поддержку Северного Вьетнама. В октябре 1965 года «Крусейдеры» записали на свой счёт первый сбитый МиГ-21Ф-13. В ходе воздушных боёв выяснилось, что F-8 при условии хорошей подготовки пилотов вполне способны вести манёвренный бой с советскими истребителями на виражах, чего не мог делать более тяжелый F-4.

В отличие от первых модификаций «Фантома», на «Крусейдере» имелись пушки. Впрочем, пилоты жаловались на ненадежность артиллерийского вооружения. При резких манёврах снарядные ленты часто перекашивались, что приводило к отказу пушек в самый неподходящий момент. Причём достаточно часто заклинивали все четыре пушки. По этой причине большая часть МиГов была сбита ракетами AIM-9B/D с ИК ГСН. Однако если вьетнамские пилоты вовремя обнаруживали пуск ракеты, в большинстве случаев им удалось разминуться с «Сайдвиндером». Первые американские ракеты воздушного боя не могли поражать воздушные цели, маневрирующие с перегрузкой более 3 G.

Кроме непосредственной авиационной поддержки и отражения атак МиГов, «Крусейдеры» также привлекались к борьбе с вьетнамскими РЛС и ЗРК. Помимо традиционных свободнопадающих бомб и НАР, для этого применялись управляемые ракеты AGM-45A Shrike наводившиеся на излучение радара.

Рост боевых потерь и специфические условия Юго-Восточной Азии потребовали совершенствования БРЭО и защищённости самолётов, а также снижения расходов по обслуживанию и сокращения времени к повторному боевому вылету. В 1967 году компания LTV-Aerospace, в которую вошли Vought и Ling Temco Electronics, начала модернизацию оставшихся в строю F-8B. После модернизации эти машины получили обозначение F-8L. Так как ресурс большинства истребителей F-8B заканчивался, модернизации подвергли всего 61 самолёт. Также через ремонтные предприятия прошли 87 F-8C, которые получили обозначение F-8K. Как и F-8L, эти машины в первую очередь передавались в авиацию морской пехоты, где их эксплуатировали на береговых аэродромах. Более серьезные изменения были внесены в конструкцию F-8D(F-8K) и F-8E (F-8J) предназначенных для полётов с авианосцев. На истребителях установили более мощные двигатели J57-P-20А и крыло с системой управления пограничным слоем. Так как флот остро нуждался в фоторазведчиках. RF-8A также были модернизированы, после чего их обозначили RF-8G. В общей сложности КМП и флот получили 73 обновлённых разведывательных самолёта.

Нельзя сказать, что модернизация «Крусейдеров» позволила снизить потери. Кроме манёвренных МиГ-17Ф вьетнамцы во всё больших количествах использовали в боях сверхзвуковые МиГ-21Ф-13 и МиГ-21ПФ, вооруженные ракетами Р-3С. Тактика применения вьетнамских истребителей также совершенствовалась. Они стали избегать втягивания в бой с численно превосходящим противникам и активно практиковали внезапные атаки с последующим стремительным отходом. Зачастую американские истребители преследующие МиГи натыкались на массированный огонь зениток. После потери нескольких своих истребителей при схожих обстоятельствах американское командование издало распоряжение, запрещающее преследовать МиГи на малой высоте в районах, где могли располагаться зенитные батареи. К тому же вьетнамские пилоты иногда очень неплохо взаимодействовали с расчётами ЗРК СА-75М, выводя преследовавшие их «Крусейдеры» и «Фантомы» в зону поражения зенитных ракет.

Впрочем, надо признать, что F-8 являлись очень сильным противником в воздушном бою. При должном уроне подготовки их пилотам удавалось добиться неплохих результатов. «Крусейдеры» участвовали в воздушных схватках до осени 1968 года и проявили себя вполне достойно. Косвенным подтверждением этого является то, что пилоты F-4, которые к середине 70-х стали основной ударной силой палубной авиации о в учебных манёвренных воздушных поединках имеет существенное превосходство. По соотношению сбитых истребителей противника и потерянных собственных F-8 значительно превосходил F-4. Согласно американским данным, пилоты F-8 сбили 15 МиГ-17 и четыре МиГ-21. В свою очередь вьетнамцы заявляют об уничтожении в воздушных боях не менее 14 «Крусейдеров», два из которых были разведчиками. Сколько при этом американских пилотов катапультировалось из подбитых истребителей над морем, и было подобрано поисково-спасательными вертолётами не известно. Согласно официальным американским данным ВМС и КМП США потеряли в Юго-Восточной Азии 52 истребителя F-8 и 32 фоторазведчика RF-8.

По мере поступления новых «Фантомов», «Скайхоков» и «Корсаров» истребители F-8 на палубах американских ударных авианосцев уступили место им. К моменту окончания войны во Вьетнаме F-8 сохранились на вооружении только четырёх эскадрилий размещавшихся на авианосцах USS Oriskany и USS Hancock. Но в эскадрильях авиации морской пехоты «Крусейдеры» базировавшихся на береговых аэродромов эксплуатировались дольше. Причём наблюдалась интересная картина, лётчики морпехов в основном летали на старых F-8L и F-8К, а более свежие машины снимались с вооружения палубных эскадрилий ВМС и отправлялись на хранение в Дэвис-Монтан. В 1973 году, когда Израиль находился на краю военного поражения, в Красное море был экстренно направлен авианосец USS Hancock. Имевшиеся на его борту «Крусейдеры» должны были перелететь на израильские авиабазы и принять участие в боевых действиях. С учётом того, что в израильских ВВС ранее не имелось истребителей данного типа, как и пилотов готовых на них летать, воевать пришлось бы американцам. Впрочем, к моменту прибытия авианосца к месту назначения, израильтянам удалось переломить ход боевых действий, и прямого вмешательства США в арабо-израильскую войну не потребовалось.

В 1974 году эксплуатация F-8Н в последних четырёх строевых палубных эскадрильях завершилась, и самолёты были отправлены в резерв. Одновременно с этим старые авианосцы были выведены из состава флота. Небольшое количество F-8 использовалось на береговых аэродромах в тренировочных целях, и для обозначения на учениях самолётов противника. Несколько F-8 передали различным авиационным фирмам, НАСА и Центру лётных испытаний на авиабазе Эдвардс. Эти машины участвовали в разного рода исследованиях в роли летающих стендов и использовались для сопровождения в воздухе опытных образцов. Самолёты переданные на хранение в Дэвис-Монтан находились там до конца 80-х. Эти «Крестоносцы» служили источником запчастей для истребителей эксплуатирующихся во Франции и на Филиппинах. Часть пригодных к восстановлению самолётов переделали в дистанционно управляемые мишени QF-8, использованные в боевой подготовке корабельных ЗРК и пилотов палубных перехватчиков.

Дольше всего на вооружении ВМС США продержались фоторазведчики RF-8G. В 1977 году часть самолётов модернизировали. В ходе модернизации турбореактивный двигатель J57-P-22 был заменён более мощным J57-P-429. Самолёты получили встроенную аппаратуру предупреждения о радиолокационном облучении, контейнеры с аппаратурой РЭБ и новые фотокамеры. Хотя последние палубные разведчики покинули авианосец USS Coral Sea весной 1982 года, служба в береговых резервных эскадрильях продолжалась до 1987 года.

Для середины 70-х годов «Крусейдеры» последних серийных модификаций являлись вполне боеспособным истребителями и быстрый вывод этих машин из эксплуатации в первую очередь объясняется тем, что американские адмиралы оказались загипнотизированы возможностями многофункционального F-4 Phantom II. При этом F-8 объективно был более сильным воздушным бойцом в «собачьей свалке». Несмотря на то, что в конце 60-х военные теоретики поспешили провозгласить отказ от манёвренного воздушного боя, этого не произошло до сих пор.

Подтверждением того, что «Крестоносец» был неплохим боевым самолётом, является интерес, который проявляли к нему иностранные покупатели. В середине 60-х F-8 рассматривался лордами британского адмиралтейства в качестве кандидата для размещения на английских авианосцах, но впоследствии предпочтение отдали «Фантому». Впрочем, британские авианосцы оказались тесноваты для тяжелых двухместных истребителей.

В 1962 году французы решили приобрести 40 F-8E(FN). «Крусейдеры» должны были заменить на авианосцах Clemenceau и Foch безнадёжно устаревшие лицензионные британские истребители Sea Venom. Несмотря на то, что в это время отношения между США и Францией пытавшейся проводить самостоятельную внешнюю политику не были безоблачными, американцы пошли на продажу достаточно современных по тем временам истребителей. Отчасти это объяснялось тем, что американские адмиралы уже охладели к «Крусейдеру» сделав ставку на более скоростной, грузоподъёмный и многофункциональный «Фантом».

Самолёты, предназначенные для базирования на французских авианосцах, прошли доработку, и во многом это были более совершенные машины, чем те, что уже эксплуатировались в ВМС США. Для улучшения взлётно-посадочных характеристик французские F-8 оборудовались системой управления пограничным слоем и имели более развитую механизацию крыла и увеличенное хвостовое оперение. На F-8FN установили достаточно современные БРЛС AN/APQ-104 и систему управления вооружением AN/AWG-4. Помимо ракет AIM-9B, в состав вооружения F-8FN могли входить УР Matra R.530 с ИК или полуактивной радиолокационной ГСН.

Истребитель F-8FN ВМС Франции

На начальном этапе эксплуатации французские «Крусейдеры» имели светло серую окраску, такую же, как в ВМС США. Ближе к завершению своей карьеры F-8FN окрашивались в тёмно-серый цвет.

В 1963 году для обучения в США из Франции была направлена группа пилотов. Первые тринадцать «Крестоносев» прибыли в Сен-Назер 4 ноября 1964 года. Остальные самолёты поставили в начале 1965 года. На первых порах «Крусейдеры» весьма активно эксплуатировались в ВМС Франции. По состоянию на апрель 1979 года они провели в воздухе более 45400 часов и совершили более 6800 посадок на палубу. В конце 80-х, когда стало ясно, что «Крестоносец» не будет заменен в течение нескольких ближайших лет, было решено провести работы по продлению их срока службы. Для этого отобрали 17 наименее изношенных самолётов. Основная часть работ проводилась в авиаремонтных мастерских на авиабазе Ландвизио. В ходе капитального ремонта были заменены кабельные жгуты повреждённые коррозией. Ревизии подверглась гидравлическая система, а фюзеляж был усилен. Восстановленные «Крусейдеры» оснастили новой навигационной системой и аппаратурой предупреждения о радиолокационном облучении. После чего капитально отремонтированные машины получили обозначение F-8P.

Хотя французы достаточно часто направляли свои авианосцы в «горячие точки», вступить в бой F-8FN не довелось. Эти самолёты присутствовали на борту авианосца Foch осенью 1982 года у берегов Ливана. В 1984 году французские «Крусейдеры» совершали демонстрационные полёты вблизи ливийских территориальных вод. В 1987 году вели патрулирование над Персидским заливом, оберегая танкеры от атак иранских быстроходных катеров и самолётов. Именно там состоялся учебный воздушный бой пары американских F-14 Tomcat c одиноким F-8FN. Если по характеристикам БРЛС и дальнобойному ракетному вооружению «Томкеты» имели подавляющее превосходство над «Крусейдером», то в ближнем бою французский пилот сумел неприятно удивить американцев. С 1993 по 1998 гг F-8FN регулярно вели патрулирование в зоне вооруженного конфликта на Балканах, но непосредственно в авиаударах по объектам на территории бывшей Югославии не участвовали.

Истребитель F-8FN и палубный бомбардировщик Super Etendard на палубе авианосца Clemenceau

До принятия на вооружение Rafale М, в течение долгого времени «Крусейдер» оставался единственным французским палубным истребителем. Эксплуатация F-8FN в ВМС Франции закончилась через 35 лет с момента принятия на вооружение в 1999 году.

В середине 70-х филиппинский диктатор Фердинанд Маркос озаботился необходимостью замены устаревших и предельно изношенных истребителей F-86 Sabrе. Надо сказать, что американцы имели свой интерес в деле усиления ВВС Филиппин. Вооруженные силы этой страны вели непрекращающуюся войну в джунглях с различными левацкими группировками маоисткого толка. На Филиппинах располагались две крупные базы ВМС и ВВС США, и американцы рассчитывали, что в случае поставки современных истребителей, союзник поможет им в обеспечении ПВО.

В 1977 году было заключено соглашение, согласно которому на Филиппины осуществлялась поставка 35 истребителей F-8H взятых с базы хранения Дэвис-Монтан. Условия контракта оказались более чем льготными, филиппинская сторона должна была только оплатить компании LTV-Aerospace ремонт и модернизацию 25 самолётов. Оставшиеся 10 машин предназначались для разборки на запасные части.

Подготовка филиппинских пилотов походила на аэродромах Авиации Корпуса морской пехоты. В целом освоение новых машин прошло успешно, но при этом в июне 1978 года из-за отказа в полёте двигателя была разбита «спарка» TF-8A, американский инструктор и филиппинский курсант успешно катапультировались . В конце 70-х F-8H приступили к несению боевого дежурства на авиабазе Баса в северной части острова Лусон.

Филиппинский F-8H сопровождает Ту-95РЦ

Филиппинские «Крусейдеры» неоднократно поднимались на перехват советских дальних разведчиков Ту-95РЦ, экипажи которых интересовала американская военно-морская база Субик-Бей. До прекращения эксплуатации в январе 1988 года, в лётных происшествиях было разбито пять F-8H, при этом погибло два пилота. Относительно недолгий срок службы «Крусейдеров» на Филиппинах объясняется тем, что в последние годы правления Маркоса страна погрязла в коррупции, и денег на содержание и ремонт боевых самолётов выделялось очень мало. Поставленные на хранение в истребители в 1991 году сильно пострадали при извержении вулкана Пинатубо, после чего их разделали на металл.

Рассказывая о «Крусейдере» невозможно не упомянуть о его более продвинутой, не пошедшей в серию модификации XF8U-3 Crusader III. Создание этой машины в рамках проекта получившего фирменное обозначение V-401 началось в 1955 году. После рассмотрения проекта флот заказал три прототипа для испытаний. По сути, новый самолёт использовавший компоновочную схему серийного истребителя строился вокруг двигателя Pratt & Whitney J75-P-5A с номинальной тягой 73,4 кН (на форсаже 131 кН). Мощность этого ТРД была больше на 60% чем у двигателя Pratt Whitney J57-P-12A установленного на первой серийной модификации «Крусейдера». Также на стадии проектирования предусматривалась установка дополнительного жидкостного реактивного двигателя работавшего на керосине и перекиси водорода. Однако после аварии на наземном стенде от этого варианта отказались.

Опытный прототип XF8U-3 рядом с истребителем F8U-1

Так как новый двигатель был значительно крупней, существенно увеличились геометрические размеры самолёта. В связи с увеличением удельного расхода воздуха, воздухозаборник был переделан. Для обеспечения оптимальной работы двигателя на скоростях близких к 2 М, нижняя часть переднего воздухозаборника была увеличена и вынесена вперёд. С целью стабилизации постоянного давления в канале воздухозаборника на больших углах атаки, на фюзеляже перед центропланом с обеих сторон появились створки забора воздуха для поддержания постоянного давления в канале, что должно было обеспечить устойчивую работу двигателя на любых режимах. Так как самолёт был рассчитан на полёты со скоростью более 2 М, инженеры фирмы Vought оснастили его двумя крупными пофюзеляжными килями в хвостовой части фюзеляжа. Кили должны были служить дополнительными стабилизаторами на сверхзвуковых скоростях. Во время взлёта и посадки кили с помощью гидравлической системы переводились в горизонтальную плоскость и образовывали дополнительные несущие поверхности. Самолет получил систему управления пограничным слоем и более эффективную механизацию крыла. Летные данные истребителя Crusader III существенно возросли. Палубный истребитель с максимальной взлётной массой 17590 кг имел объём топливных баков 7700 л. Это обеспечивало ему боевой радиус в конфигурации для воздушного боя – 1040 км. Перегоночная дальность с подвесными топливными баками составляла 3200 км. Разгонные характеристики для 50-х годов были весьма впечатляющими, скороподъёмность — 168 м / с.

Так как критики серийного «Крестоносца» справедливо указывали на его неспособность нести ракеты средней дальности AIM-7 Sparrow с полуактивной радиолокационной ГСН, на Crusader III с самого начала предусматривалась такая возможность. Перспективный истребитель получил БРЛС AN/APG-74 и систему управления огнём AN/AWG-7. Так как истребитель проектировался одноместным, боевую работу и наведение ракет на цель должен был облегчить крупногабаритный дисплей, и аппаратура наведения ракет AN/APA-128. Часть полётных данных и информация о целях выводились системой индикации на лобовое стекло. Для приёма информации от самолётов радиолокационного дозора и корабельных радиолокационных систем использовалась аппаратура AN/ASQ-19. Отображение данных происходило после обработки на бортовом вычислительном комплексе АХС-500. Весьма совершенное БРЭО позволяло сопровождать 6 целей и одновременно обстреливать две, что в то время было невозможно на других одноместных перехватчиках. Первоначальный вариант вооружения включал в себя три УР средней дальности AIM-7 Sparrow, четыре AIM-9 Sidewinder с ИК ГСН и батарею из четырёх 20-мм пушек.

Опытный истребитель XF8U-3 в полёте

XF8U-3 впервые оторвался от ВВП авиабазы Эдвардс 2 июня 1958 года. Испытания сопровождались различными отказами. Особенно много хлопот доставила система управления нижними килями. В ходе испытаний первый прототип дважды садился с опущенными килями, но оба раза больших повреждений самолёт не получил. В тоже время Crusader III продемонстрировал большой потенциал. На высоте 27 432 м при использовании 70% тяги двигателя удалось разогнаться до скорости 2,2 М. Однако после этого полёта на земле было обнаружено оплавление лобового стекла. Увеличение максимальной скорости полёта потребовало доработки этого элемента кабины. Замена передней прозрачной акриловой панели на жаростойкое стекло, позволила на высоте 10 668 м разогнался до 2,7 М. Мощность силовой установки позволяла достигнуть большей скорости полёта, но из-за ограничений налагаемых «тепловым барьером» этого не было сделано.

В сентябре 1958 года на авиабазу Эдвардс перелетел второй опытный экземпляр. На нём должна была осуществляться отработка радиолокационной аппаратуры и вооружения. Сравнительные испытания перспективного истребителя фирмы Vought с самолетом McDonnell-Douglas F4H-1F (будущий F-4 Phantom II) продемонстрировали превосходство XF8U-3 в ближнем воздушном бою. Казалось Crusader III ждёт безоблачное будущее, но довести до требуемого уровня надёжности аппаратуру управления ракетами с радиолокационным наведением и подтвердить проектные характеристики БРЛС не удалось. Хотя F4H-1F проигрывал в «собачьей схватке», наличие на его борту второго члена экипажа позволяло обойтись менее сложной и дорогостоящей системой управления вооружением.

Нестабильная работа очень сложной радиоэлектронной аппаратуры и затянувшаяся доводка вычислительного комплекса сильно задержали испытания второго прототипа XF8U-3. Кроме того, радар AN/APG-74, установленный на XF8U-3, показал худшие результаты в сравнении с БРЛС AN/APQ-120, смонтированной в массивном носовом обтекателе F4H-1F. Пилот Crusader III мог обнаружить цель на дальности 55 км, а оператор вооружения «Фантома-2» устойчиво наблюдал её с 70 км. Несомненным плюсом самолёта компании McDonnell-Douglas стала большая грузоподъёмность (6800 кг), что делало его эффективным палубным истребителем-бомбардировщиком и позволяло разместить на узлах подвески до 6 УР AIM-7. Так как решить все проблемы с системой управления вооружением так и не удалось, фирма Vought в экстренном порядке создала двухместную модификацию с увеличенным числом пилонов подвески вооружения. Но так как самолёт всё равно проигрывал по грузоподъёмности своему конкуренту, это предложение не нашло поддержки.

Третий прототип XF8U-3 с УР AIM-7 Sparrow

Ценой героических усилий на третьем прототипе XF8U-3 всё же подтвердили первоначальные проектные характеристики радара и аппаратуры наведения ракет, и в декабре 1958 года на практике была продемонстрирована возможность залпового пуска ракет с радиолокационной ГСН по двум разным целям. Однако аппаратура, установленная на обновлённом «Крестоносце», была чрезвычайно сложной в эксплуатации, и адмиралы не рискнули связываться с ещё сырой системой. Кроме того, F4H-1F больше соответствовал представлениям о многофункциональном самолёте, способном в теории одинаково успешно вести ракетный бой на средних дистанциях и наносить ракетно-бомбовые удары по наземным и надводным целям. В декабре 1958 года руководству фирмы Vought было отправлено официальное извещение о том, что XF8U-3 Crusader III проиграл конкурс. К тому моменту было построено пять прототипов. Эти машины использовались НАСА и Центром лётных испытаний на авиабазе Эдвардс для исследований, где требовалась высокая скорость полёта. В первой половине 60-х все XF8U-3 были выведены из эксплуатации и их сдали на металлолом.

Продолжение следует…

По материалам: https://wiki.baloogancampaign.com/index.php/DataSensor?ID=1000278 https://www.aviation-gb7.ru/F-8.htm https://airwar.ru/enc/fighter/f3h.html https://www.crusader.gaetanmarie.com/pictures.htm https://www.vectorsite.net/avcrus_1.html https://flyawaysimulation.com/downloads/files/23248/fsx-us-marines-vought-f-8e-crusader-of-vmf-235/ https://www.designation-systems.net/usmilav/jetds/an-apr2aps.html https://www.globalsecurity.org/military/systems/aircraft/f-8.htm https://web.archive.org/web/20080808141828/https://www.vectorsite.net/avcrus_2.html#m1 https://tailhooktopics.blogspot.ru/2013/03/vought-f8u-1t-twosader.html https://cherrieswriter.wordpress.com/2012/11/27/f-8-crusader-on-fire-over-the-pacific-guest-blog/ https://www.ejection-history.org.uk/Aircraft_by_Type/F_8_Crusader/PART_ONE_CRUSADER.htm https://www.crusader.gaetanmarie.com/articles/french/part2.htm

Палубный истребитель F-8 Crusader, его предшественники и потомки (Часть 1)

Палубный истребитель FJ3 Fury

На войну в Корею палубные «Сейбры» не успели, первые истребители представители ВМС приняли только в январе 1954 года. В 1955 году на палубах американских авианосцев появились усовершенствованные FJ3, отличавшиеся от FJ2 двигателем Wright J65 мощностью 32,2 кН (лицензионный вариант британского Armstrong Siddeley Sapphire). Хотя флоту было сдано более 700 истребителей и их оснастили управляемыми ракетами AIM-9 Sidewinder, к середине 50-х «Фьюри» уже не в полной мере годились на роль палубных перехватчиков и самолёты перекласифицировали в истребители-бомбардировщики. Эксплуатация самолётов осложнялась ненадёжной работой двигателей на режимах, близким к предельным. Из-за разрушения двигателей в полёте разбилось несколько FJ3. В связи с чем ввели ограничения по максимально допустимым предельным оборотам двигателя и FJ3 фактически не имел преимуществ перед более ранней модификацией.

«Фьюри» стал первым боевым самолетом, потерянным в боевых действиях в Юго-Восточной Азии. В 1962 году две эскадрильи с авианосца USS Lexington (CV-16) наносили удары по целям в Лаосе. Подбитый зенитным огнём, истребитель-бомбардировщик при посадке ударился о палубу и загорелся. Хотя самолёт восстановлению не подлежал, пилот остался жив. Палубные «Фьюри» внешне кроме окраски, принятой в ВМС, практически не отличались от «Сейбров», но построено их было во много раз меньше. ВМС и КМП США получили 740 самолётов. Их служба в составе авианосных крыльев продолжалась до 1962 года. Но ещё несколько лет самолёты активно эксплуатировались на береговых аэродромах.

Палубный истребитель F-8 Crusader, его предшественники и потомки (Часть 1)

Звено палубных истребителей FJ4 из состава эскадрильи VA-63 в 1958 году

Одновременно с FJ3 ВМС и КМП получали FJ4. Это модификация отличалась более тонким профилем крыла и увеличенным запасом топлива. Максимальный взлётный вес возрос до 10750 кг, а дальность полёта с ПТБ и двумя ракетами «Сайдвиндер» достигла 3200 км. Вооружение осталось таким же, как на ранних моделях «Фьюри», а максимальная скорость на высоте достигла 1090 км/ч. Так же, как предыдущие модели палубного «Сейбра», FJ4 начинал службу как истребитель-перехватчик, но позже был перенацелен на решение ударных задач. Всего во флот поставили 374 самолёта FJ4. Их эксплуатация в авиации морской пехоты продолжалась до конца 60-х годов.

Для противодействия советским реактивным бомбардировщикам-торпедоносцам Ту-14 и Ил-28, поступавших в значительном количестве в полки авиации ВМФ СССР, американцам требовались более скоростные палубные истребители. В связи с этим основным палубным перехватчиком во второй половине 50-х стал F9F Cougar от был создан на базе реактивного палубного истребителя F9F Panther. Главным отличием от «Пантеры» стало крыло стреловидной формы. Командование флота классифицировало «Когуар» как новую модель «Пантеры» и поэтому самолёт имел такой же буквенно-цифровой индекс.

Палубный истребитель F9F Cougar

Палубный истребитель с максимальной взлётной массой 9520 кг разгонялся ТРД Pratt & Уитни J48-P-8A с тягой 38 кН до 1135 км/ч. Практическая дальность полёта – 1500 км. Для пополнения запаса топлива в воздухе на самолёте имелся заправочный зонд. Хотя максимальная скорость полёта «Когуара» была не на много выше, чем у «Фьюри», модернизированные палубные «Когуары» имели большую дальность полёта, оснащались радиолокатором APG-30A, системой управления огнём Aero 5D и ракетами воздушного боя. Встроенное вооружение включало в себя четыре 20-мм пушки.

Первая эскадрилья «Когуаров» VF-24 была развёрнута на авианосце USS Yorktown (CV -10) в августе 1953 года, но в боевых действиях в Корее не участвовала. В 1958 году пилоты палубных истребителей пересели на более современные машины, но «Когуары» продолжали использоваться в разведывательных и учебных эскадрильях. Двухместный учебно-тренировочный вариант F9F-8Т в начальный период войны во Вьетнаме использовался КМП США в качестве самолёта разведки и наведения. Всего было построено около 1900 одноместных и двухместных «Когуаров», последний двухместный самолёт списали в 1974 году.

Предполагалось, что истребитель F9F Cougar в американских палубных истребительных эскадрильях будет заменён сверхзвуковым F11F Tiger. Этот самолёт спроектирован специалистами Grumman с учётом «правила площадей». Истребитель, впервые поднявшийся в воздух в 1954 году, обладал неплохими лётными данными. Самолёт с максимальным взлётным весом 10660 кг оснащался двигателем Wright J65-W-18 с тягой на форсаже 47,6 кН и мог разогнаться в горизонтальном полёте до 1210 км/ч. Боевой радиус действия с двумя УР AIM-9 Sidewinder и двумя подвесными топливными баками составлял 480 км. Радиолокатора на «Тигре» не было, наведение на цель должно было осуществляться по командам корабельной РЛС или палубного самолёта ДРЛО. Вооружение серийных истребителей состояло из четырех пушек 20-мм, расположенных попарно под воздухозаборниками, и четырёх ракет AIM-9 Sidewinder с инфракрасной головкой самонаведения.

Палубный истребитель F11F Tiger

Поступление «Тигров» в строевые эскадрильи началось в 1956 году. С самого начала истребитель зарекомендовал себя положительно и пользовался популярностью у лётного и технического состава. Пилоты ценили его за отличную манёвренность и хорошую управляемость на небольших скоростях, что было особенно важно при посадке на палубу авианосца. У техников «Тигр» заслужил репутацию простого, нетрудоемкого в обслуживании и почти безаварийного самолёта.

Однако при всех своих достоинствах F11F не удовлетворил адмиралов в качестве палубного перехватчика. «Тигр» в силу своих манёвренных характеристик практически идеально подходил на роль истребителя завоевания превосходства в воздухе, но в конце 50-х появилась информация о создании в СССР дальнего реактивного бомбардировщика-ракетоносца Ту-16. Американскому флоту требовался истребитель, оснащённый радиолокатором, с большими дальностью и скоростью полёта. Серийное производство «Тигров» прекратилось в 1959 году, всего в палубные эскадрильи поступило около 180 F11F. Уже в 1961 году самолёты вывели из частей первой линии, а в 1969 году окончательно отправили в отставку.

Наряду с относительно лёгкими «Фьюри», «Когуаром» и «Тигром» американские адмиралы считали целесообразным иметь тяжелый палубный перехватчик, оснащенный мощным радиолокатором и способный автономно действовать на значительном удалении от авианосца. К созданию такого самолёта в 1949 году приступила фирма McDonnell, а в 1951 году состоялся первый полёт прототипа. Самолёт казался очень многообещающим, и флот разместил заказ на 528 палубных перехватчиков. Однако испытания шли очень тяжело, из-за ненадёжной работы двигателя Westinghouse XJ40 и сбоев в системе управления в ходе тестовых полётов было разбито 12 опытных самолётов, после чего заказ снизили до 250 машин.

Первая серийная модификация, поступившая на вооружение в марте 1956 года, получила обозначение F3H-1N Demon. Всепогодный палубный «Демон» оснащался ТРД Westinghouse J40-WE-22 с тягой на форсаже 48 кН. Машины первой модификации из-за слишком капризных двигателей не пользовались популярность, и их построили всего 58 экземпляров. Более массовым стал F3H-2N, построенный в количестве 239 единиц. На этой модели устанавливался более мощный двигатель Allison J71 — A2, выдававший на форсажном режиме 63,4 кН. Но одновременно с увеличением мощности возрос расход топлива, и для сохранения прежней дальности полёта пришлось увеличивать объём топливных баков, что в свою очередь привело к росту максимальной взлётной массы. Пилоты очень не любили взлетать с баками, залитыми под пробки, и с максимальной боевой нагрузкой. Тяговооруженность «Демона» была низкой и малейший «чих» единственного двигателя на взлёте мог привести к катастрофе.

Палубный перехватчик F3H-1N Demon и палубный истребитель-бомбардировщик FJ3 Fury совершают совместный полёт в 1958 году. Заметна существенная разница в размерах самолётов
«Демон» оказался самым тяжелым американским палубным истребителем середины 50-х годов. Максимальный взлётный вес модификации F3H-2N составлял 15 380 кг, то есть почти в два раза больше, чем у «Фьюри». Одноместный перехватчик F3H-2N на большой высоте разгонялся до 1152 км/ч и имел боевой радиус действия 920 км.

Самолёт нёс весьма совершенную для своего времени БРЛС AN / APG-51В/С с дальностью обнаружения до 40 км. До этого ранняя модель радиолокатора AN / APG-51А была обкатана на палубном перехватчике F2H-4 Banshee. Благодаря наличию на борту этой станции «Демон» модификации F3H-2М стал первым флотским истребителем, способным применять УР AIM-7 Sparrow с полуактивной радиолокационной головкой самонаведения. На четырёх внешних узлах могли быть также подвешены УР AIM-9 Sidewinder и блоки 70-мм НАР Mk 4 FFAR. Встроенное вооружение включало в себя четыре 20-мм пушки, размещенные под кабиной в своеобразном подбородке. После ввода в состав вооружения дальнобойных ракет для снижения массы самолёта две пушки демонтировали. После того как «Демоны» получили возможность нести дальнобойные ракеты, заказ на них увеличили. В общей сложности ВМС США получили 519 перехватчиков F3H всех модификаций.

Перехватчик F3H-2М с ракетами AIM-7 Sparrow

В облике «Демона» проглядываются черты знаменитого F-4 Phantom II, который появился в результате развития проекта Super Demon. Хотя «Демон» в середине 50-х играл одну из основных ролей в обеспечении ПВО авианосных соединений, как и другие его ровесники, он быстро ушел со сцены в начале 60-х. После принятия на вооружения сверхзвуковых «Крусейдеров» и «Фантомов», они к 1964 году полностью вытеснили всех «Демонов».

На роль барражирующего палубного перехватчика во второй половине 50-х в ВМС и КМП США рассматривался F4D Skyray (рус. Небесный скат) от компании Douglas, этот самолёт был своего рода страховкой на случай, если перехватчик «Демон» не удастся довести до кондиции. Истребитель F4D соответствовал своему имени и был построен по схеме «летающее крыло». В серийной модификации самолёт оснащался ТРД Pratt Whitney J57-P-2 с тягой на форсаже 64,5 кН. Палубный перехватчик с максимальной взлётной массой 10200 кг имел боевой радиус немногим более 350 км и мог развить на большой высоте скорость до 1200 км/ч. При полёте без включения форсажа, на скорости 780 км/ч, боевой радиус мог превышать 500 км. Вооружение было таким же, как и на других палубных истребителях – четыре 20-мм пушки и УР AIM-9. Однако на момент разработки основным оружием F4D считались 70-мм неуправляемые ракеты «воздух-воздух» Mk 4 FFAR, больше известные как Mighty Mouse (рус. Могучая Мышь – герой комиксов и мультипликационных фильмов). Американские стратеги, впечатлённые немецким опытом применения неуправляемых ракет, считали, что массированный залп НАР позволит уничтожить бомбардировщик, не входя в зону действия его оборонительных артиллерийских установок. Разрушительный эффект от попадания одной 70-мм ракеты был сравним с попаданием 75-мм осколочного снаряда. На дальности 700 м около трети из залпа в 42 НАР попадало в мишень размером 3×15 м. Всего на борту перехватчика могло находиться до 76 неуправляемых ракет в четырёх блоках. Бортовой радиолокатор APQ-50A мог обнаруживать бомбардировщики на дальности до 25 км. В состав БРЭО входила система управления огнём Aero 13F, сопряженная по радиорелейной линии с корабельной системой боевого управления.

Палубный перехватчик F4D Skyray

Серийный экземпляр «небесного ската» взлетел в июле 1954 года, а весной 1956 года первая боевая эскадрилья VF-74 перебазировалась на авианосец USS Franklin D. Roosevelt (CV-42). Для своего времени «Небесный скат» являлся неплохим перехватчиком и обладал хорошей скороподъёмностью (90 м / с), но в ближнем воздушном бою он безнадёжно уступал другим американским палубным истребителям. Серийное производство F4D Skyray велось до 1958 года, всего флот и авиация морской пехоты получили 422 самолёта. «Небесный скат» ненамного дольше чем «Тигр» находился в активной службе. В 1964 году все палубные перехватчики списали на берег, и они ещё несколько лет обеспечивали ПВО военно-морских баз.

В середине-конце 50-х годов в американской авиации ВМС на вооружении одновременно состояло пять различных типов палубных истребителей, среди которых также имелись сильно отличающиеся друг от друга модификации. Это, безусловно, усложняло логистику снабжения запасными частями и эксплуатацию, и требовало отдельной подготовки пилотов и технического персонала. Проанализировав состояние дел, командование ВМС пришло к выводу о необходимости сокращения количества типов принимаемых на вооружении истребителей нового поколения. Отчасти это удалось реализовать, но в то же время в 60-70-е годы увеличилась разнотипица американских палубных ударных самолётов.

В начале 50-х американские военные аналитики предсказывали скорое появление в СССР противокорабельных крылатых ракет и сверхзвуковых бомбардировщиков. Существующие палубные истребители ожидаемо не могли адекватно парировать эти угрозы. Для эффективного перехвата таких воздушных целей требовался сверхзвуковой истребитель со скоростью полёта более 1,2М и боевым радиусом не менее 500 км. Для самостоятельного поиска целей на перспективном палубном истребителе должна была быть мощная БРЛС, а в состав вооружения входить самонаводящиеся ракеты воздушного боя.

В начале 1953 года ВМС США объявили о конкурсе на создание палубного истребителя-перехватчика, который помимо борьбы с высотными скоростными целями, должен был в манёвренном воздушном бою превосходить советский МиГ-15. В четверку конкурсантов, допущенных в финал, наряду с моделью V-383 от фирмы Vought, вошли XF11F-2 от Grumman, двухдвигательная модификация F3H-G от McDonnell и North American с палубным вариантом F-100. В мае 1953 года по итогам рассмотрения проектов победителем объявили V-383. Проекту присвоили обозначение F8U-1, и фирму Vought обязали в кратчайшие сроки предоставить деревянную модель для продувок в аэродинамической трубе. По результатам продувки моделей в аэродинамической трубе и после положительного заключения макетной комиссии, в июне 1953 года флот заказал три прототипа. Уже 25 марта 1955 года головной XF8U-1, взлетев с авиабазы Эдвардс, в первом полёте превысил скорость звука. Не дожидаясь окончания испытаний, адмиралы оформили заказ на серийную партию истребителей. В результате первый серийный F8U-1 поднялся в воздух в сентябре 1955 года, одновременно со вторым прототипом XF8U-1. Самолёт, получивший фирменное обозначение F8U-1 Crusader (рус. Крестоносец), в апреле 1956 года проходил испытания на авианосце USS Forrestal (CV-59). 21 августа 1956 года «Крусейдер» над полигоном Чайна Лейк в Калифорнии разогнался до скорости 1 634 км/ч. В декабре новые истребители начали поступать на вооружение строевых эскадрилий. К концу 1957 года «Крусейдеры» состояли на вооружении уже 11 палубных эскадрилий ВМС и КМП.

Палубный истребитель F8U-1 Crusader

При создании самолёта был реализован ряд технических новинок. Высоко расположенное крыло стреловидностью 42° оснастили системой изменения угла установки. На взлете и посадке угол установки крыла увеличивался на 7°, что увеличивало угол атаки, но при этом фюзеляж оставался в горизонтальном положении. Одновременно с этим элероны и предкрылки, расположенные по всему размаху передней кромки крыла, автоматически отклонялись на 25°. Между элеронами и фюзеляжем располагались закрылки, отклонявшиеся на 30°. После взлёта крыло опускалось и все отклоняемые поверхности принимали полётное положение.

Благодаря изменяемому углу установки и механизации крыла удалось облегчить посадку и уменьшить нагрузки на шасси. Посадка была возможна и с опущенным крылом, и это неоднократно происходило. Однако такой режим ввиду худшей управляемости считался опасным. Высоко расположенное крыло значительно упрощало обслуживание самолёта и работу оружейников. Концевые части крыла складывались вверх для уменьшения занимаемой площади на палубе и во внутреннем ангаре авианосца. В соответствии с «правилом площадей» фюзеляж был сужен в районе сопряжения с крылом. В носовой части фюзеляжа находился лобовой воздухозаборник овальной формы, над которым располагался радиопрозрачный обтекатель радара APG-30. При создании самолёта широко использовались титановые сплавы, что позволило повысить весовое совершенство конструкции. Наряду с передовыми техническими решениями перспективный палубный истребитель унаследовал от своих предшественников батарею 20-мм пушек Colt Мк.12 с боезапасом по 144 снаряда на ствол и 70-мм НАР Mk 4 FFAR.

Подфюзеляжный контейнер с НАР

В подфюзеляжный контейнер помещалось 32 70-мм ракеты. Хотя F8U-1 должен был стать самым быстрым морским истребителем, на этапе проектирования предусматривалось, что он сохранит возможность ведения ближнего маневренного воздушного боя. «Крестоносец» стал последним американским палубным истребителем, на котором пушки изначально предусматривались в качестве основного вооружения. В силу того, что крыло изменяло угол наклона при взлёте и посадке, дополнительные узлы подвески вооружения пришлось размещать на фюзеляже.

Вскоре после поступления на вооружение самолёты начали оборудовать системой дозаправки в воздухе. Это позволило значительно увеличить боевой радиус действия и перегоночную дальность. Для топливоприёмника нашли место под выпуклым обтекателем на левом борту позади фонаря кабины. Самолёты первых серий оснащались двигателем Pratt Whitney J57-P-12A или J57-P-4A с тягой на форсаже 72,06 кН.

В сентябре 1958 года появилась вторая серийная модификация F8U-1Е. Истребитель переоборудованный из F8U-1 отличался новым радиолокатором AN/APS-67 с антенной меньшего диаметра. На этой модели подфюзеляжный контейнер с НАР зашили наглухо. Благодаря более совершенному радару F8U-1Е получил возможность действовать ночью и в плохую погоду. Но для вывода самолёта на цель требовались команды оператора корабельной обзорной РЛС или самолёта ДРЛО. В феврале 1960 на испытания передали истребитель F8U-2N с усовершенствованной бортовой авионикой, облегчающей пилотирование в ночное время. Основным новшеством стала система автоматической посадки, позволяющая с помощью бортового вычислителя удерживать посадочную скорость с точностью ±7,5 км/ч, вне зависимости от скорости и направления ветра. Благодаря введению данной системы удалось существенно снизить аварийность. На истребители установили новые двигатели J57-P-20 с номинальной тягой 47,6 кН (на форсаже 80,1 кН). Благодаря этому максимальная скорость полёта на высоте 10 675 м могла достигать значения 1 975 км/ч. У земли «Крусейдер» разгонялся до 1226 км/ч. На месте бесполезного отсека с НАР установили дополнительный топливный бак, что позволило довести запас топлива до 5 102 л. Максимальная взлётная масса достигла значения 15540 кг. Нормальная, с двумя УР AIM-9 — 13 645 кг. Боевой радиус с двумя ракетами воздушного боя — 660 км.

Уже в июне 1961 года начались испытания следующей модификации F8U-2NE с радаром AN/APQ-94, который мог обнаружить бомбардировщик размерности Ту-16 на дальности до 45 км. Для размещения более крупной антенны радиолокатора пришлось немного увеличить размеры радиопрозрачного обтекателя. Над обтекателем БРЛС появился инфракрасный датчик.

F-8E(F8U-2NE) из состава Авиации КМП США на авиабазе Дананг в апреле 1966 года. Над обтекателем БРЛС хорошо виден ИК датчик
После захвата цели ИК ГСН ракеты AIM-9 Sidewinder пилот непрерывно контролировал дальность до объекта атаки с помощью радиолокатора. Информация о дальности выводилась с помощью световых индикаторов и после достижения разрешенной дистанции пуска дублировалась звуковым сигналом. Кроме того, в «горбе» над центропланом разместили аппаратуру для радиокомандного наведения УР «воздух-поверхность» AGM-12 Bullpup. Для ударов по наземным целям могли применяться блоки с 70-127-мм НАР и бомбы массой 113-907 кг. Обычно типовая нагрузка в ударной конфигурации составляла четыре 454-кг бомбы и восемь 127-мм НАР Zuni на фюзеляжных узлах.

Серийные «Крестоносцы» «всепогодной» и «всесуточной» модификации F8U-2NE начали осваиваться строевыми пилотами в конце 1961 года. В следующем году изменилась система обозначений морских самолетов по типу принятой в ВВС, в рамках которой F8U-1 получил обозначение F-8A, F8U-1E — F-8B, F8U-2 — F-8C, F8U-2N — F-8D, F8U-2NE — F-8E. Производство модификации F-8E продолжалось до 1965 года. За десять лет было построено 1261 самолётов.

F-8, загоревшийся после посадки на авианосец

В начале жизненного пути «Крестоносец» оказался весьма аварийной машиной. Посадка на нём всегда была делом непростым, по сравнению с истребителями предыдущего поколения F-8 бились гораздо чаще. На 100 000 часов налёта у F-8 случалось 50 лётных происшествий, тогда как у А-4 Skyhawk — 36. Впрочем, после внедрения системы автоматического контроля скорости на посадке и накопления опыта лётным составом, аварийность удалось снизить. Тем не менее «Крусейдер» имел репутацию строгой в управлении машины. В то же время F-8 довольно хорошо держался «на хвосте» даже у достаточно манёвренного истребителя FJ3 Fury, чему в значительной степени способствовала относительно небольшая скорость сваливания, составлявшая всего 249 км/ч. Для тренировки пилотов некоторое количество снимаемых с вооружения F-8A переоборудовали в двухместные учебно-тренировочные самолёты TF-8A с дублированным управлением.

Двухместный TF-8A на палубе авианосца

С учебно-тренировочного самолёта демонтировали две пушки. Максимальная скорость была ограниченна значением 1590 км/ч. Летчик-инструктор сидел в задней кабине с превышением над курсантом.

С «Крусейдером» временами случались достаточно необычные эпизоды. В августе 1960 года из-за невнимательности пилота и руководителя полётами «Крусейдер» поднялся в воздух с ВПП авиабазы возле Неаполя со сложенными консолями крыла. На высоте 1,5 км, после перевода двигателя на номинальный режим работы, лётчик обнаружил, что самолёт плохо держится в воздухе и на команды органов управления реагирует вяло. Однако вместо того, чтобы катапультироваться, пилот слил топливо и через 20 минут благополучно посадил истребитель. Согласно американским данным всего в биографии F-8 было восемь подобных случаев.

Другая история произошла с молодым пилотом в конце 60-х при отработке посадки на авиабазе Лекхерст. Дважды не сумев зацепиться гаком за посадочные тросы, во время третьего захода он запаниковал, потерял контроль над самолётом и катапультировался. После этого беспилотный F-8Н пошел вниз и самостоятельно совершил «посадку», зацепившись крюком за трос. При этом самолёт получил небольшие повреждения и был быстро отремонтирован.

Рассказывая о палубном «Крестоносце», невозможно не упомянуть о невооруженной разведывательной модификации. Поставки флоту разведчиков F8U-1P, созданных на базе F8U-1, начались в 1957 году. Фотокамеры разместили на месте демонтированных 20-мм пушек. По некоторым данным, разведчики могли для самообороны нести ракеты AIM-9, но неизвестно пользовались ли такой возможностью во время реальных боевых вылетов. Залогом неуязвимости самолётов-разведчиков должны были стать высокая скорость и манёвренность. После смены системы обозначения авиатехники в 1962 году, они стали именоваться RF-8A. Впоследствии модернизированный вариант с новым разведывательным, связным и навигационным оборудованием получил обозначение RF-8G.

Тактический разведчик RF-8G из состава 63-й разведывательной эскадрильи ВМС США. Хорошо видно, что пушек на самолёте нет

Разведчики RF-8A сыграли заметную роль в «Карибском кризисе». С 23 октября 1962 года они практически ежедневно выполняли разведывательные вылеты над «Островом свободы» в рамках операции Blue Moon (рус. Голубая луна). Самолёты из состава флотских разведывательных эскадрилий VFP-62 и VFP-63 и эскадрильи VMCJ-2 авиации морской пехоты совершали рискованные маловысотные полёты. При этом их обстреливала кубинская зенитная артиллерия. Хотя разведывательные «Крусейдеры» неоднократно возвращались с пробоинами, потерь удалось избежать. Разведчики взлетали с авиабазы Ки-Уэст во Флориде и возвращались в Джексонвилль. Полёты продолжались в течение полутора месяцев, при этом было сделано около 160000 снимков. На начальном этапе Вьетнамской войны разведывательные «Крусейдеры» играли важную роль при планировании боевых вылетов американской палубной ударной авиации.

«Крусейдер» и «Фантом-2» над авианосцем «Рузвельт»

Хотя «Крусейдер» к середине 60-х был достаточно доведенной и хорошо освоенной в строевых эскадрильях машиной, он пал жертвой желания командования ВМС США иметь в составе палубных авиакрыльев, пусть более дорогие и тяжелые, но зато универсальные истребители. «Крусейдер» уступал F-4 Phantom II по массе бомбовой нагрузки в ударной конфигурации. Кроме того, в силу иного расположения воздухозаборников, на более тяжелом двухдвигательном «Фантоме» имелась возможность размещения более мощного и, следовательно, дальнобойного радиолокатора, что в свою очередь обеспечивало применение ракет средней дальности с радиолокационной ГСН, вне зависимости от условий визуальной видимости. Наличие в составе экипажа двухместного «Фантома» штурмана-оператора облегчало задачу наведения ракет, требовавших непрерывной подсветки цели радаром, а поскольку эта операция осуществлялась в полуавтоматическом режиме, то на одноместном более лёгком «Крусейдере» летчику было трудно одновременно пилотировать истребитель и наводить ракету на цель.

В 60-е годы, как в США, так и в СССР возобладало мнение, что воздушный бой в будущем сведётся к ракетным дуэлям. Победителем в равных условиях будет тот, у кого окажутся более мощные бортовые радары и дальнобойные ракеты. На основании этого был сделан ошибочный вывод, что истребители, вооруженные пушками, являются анахронизмом. Опыт боевых действий в Юго-Восточной Азии, где американские истребители столкнулись с советскими МиГами, продемонстрировал ошибочность таких взглядов, и «Крусейдер» доказал свою востребованность. Пилоты «Фантомов» ранних модификаций указывали на отсутствие пушек в арсенале этого многофункционального истребителя, как на один из серьезнейших недостатков. К тому же более легкому и маневренному «Крусейдеру» было легче удержаться на хвосте у МиГ-17 или МиГ-21, выполняющих вираж или боевой разворот, чем более тяжелому «Фантому», но подробнее речь об этом пойдет во второй части обзора.

Продолжение следует…

По материалам: Global Security.org. US Military Aircraft. Douglas F4D Skyray https://wiki.baloogancampaign.com/index.php/DataSensor?ID=1000278 https://www.aviation-gb7.ru/F-8.htm https://airwar.ru/enc/fighter/f3h.html https://www.vectorsite.net/avcrus_1.html https://flyawaysimulation.com/downloads/files/23248/fsx-us-marines-vought-f-8e-crusader-of-vmf-235/ https://www.designation-systems.net/usmilav/jetds/an-apr2aps.html https://www.globalsecurity.org/military/systems/aircraft/f-8.htm https://web.archive.org/web/20080808141828/https://www.vectorsite.net/avcrus_2.html#m1 https://tailhooktopics.blogspot.ru/2013/03/vought-f8u-1t-twosader.html

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий