Александр Родченко, советский фотограф: биография, творчество

16 декабря 2016Искусство

К 125-летию со дня рождения Родченко вместе с Мультимедиа-арт-музеем вспоминаем его биографию

Подготовил Никита Слинкин

Александр Родченко — такой же символ советской фотографии, как Влади­мир Маяковский — советской поэзии. Западные фотографы, начиная с осно­вателей фотоагентства Magnum и заканчивая современными звездами вроде Альберта Уотсона, до сих пор используют приемы, введенные Родченко в фотографический медиум. Кроме того, не будь Родченко — не было бы и современного дизайна, на который оказали огромное влияние его пла­каты, коллажи и интерьеры. К сожалению, в остальном творчество Родченко забыто — а ведь он не только фото­графировал и рисовал плакаты, но зани­мался живописью, скульптурой, театром и архитектурой.

1 / 4

Анатолий Скурихин. Александр Родченко на строительстве Беломорканала. 1933 год© Музей «Московский дом фотографии»

2 / 4

Александр Родченко. Похороны Владимира Ленина. Фотоколлаж для журнала «Молодая гвардия». 1924 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

3 / 4

Александр Родченко. Здание газеты «Известия». 1932 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

4 / 4

Александр Родченко. Пространственная фотомультипликация «Самозвери». 1926 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

Больше чем фотограф

В 20-е годы начал создавать свои первые работы-фотографии Александр Родченко. Фотографом он был уникальным. В то время работал в театре художником-дизайнером. У него появилась необходимость фиксировать работы на пленку, так он и открыл для себя новое искусство, которое полностью его увлекло и очаровало. Главным вкладом Александра Родченко в развитие фоторепортажного жанра были первые многократные съемки человека в действии. Так он собирал документально-образные представления о моделях. Его необычные фоторепортажи публиковались во всех популярных центральных изданиях: в журналах «Огонек», «Пионер», «Радиослушатель», «30 дней», в газете «Вечерняя Москва».

Александр Родченко фотограф

Родченко, Татлин и Малевич

Попав в Москву, через общих друзей Александр знакомится с Владимиром Тат­линым, одним из лидеров авангарда, и тот приглашает Родченко принять уча­стие в футуристической выставке «Магазин». Вместо вступительного взноса художника просят помочь с организацией — продавать билеты и рассказывать посетителям о смысле работ. Тогда же Родченко знакомится с Казимиром Ма­левичем, но к нему, в отличие от Татлина, симпатии не испытывает, да и идеи Малевича кажутся ему чужими. Родченко интереснее скульптоживопись Тат­лина и его интерес к конструкции и материалам, чем размышления Малевича о чистом искусстве. Позже Родченко напишет о Татлине: «Я от него учился всему: отношению к профессии, к вещам, к материалу, к продовольствию и всей жизни, и это оставило след на всю жизнь… Из всех современных худож­ников, которых я встречал, нет равного ему».

1 / 2

Казимир Малевич. Белое на белом. 1918 годMoMA‎

2 / 2

Александр Родченко. Из серии «Черное на черном». 1918 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / MoMA‎

В ответ на «Белое на белом» Малевича Родченко пишет серию работ «Черное на черном». Эти, казалось бы, похожие работы решают противоположные задачи: с помощью монохромности Родченко использует фактуру материала в качестве нового свойства живописного искусства. Развивая идею о новом ис­кусстве, вдохновленном наукой и техникой, он вперые использует «нехудоже­ственные» инструменты — циркуль, линейку, валик.

Александр Родченко. Фотография — искусство

Визитной карточкой фотографа Родченко стали снимки, выполненные с разных ракурсов (ракурсные). С этими снимками мастер вошел в историю. Сделаны изображения под непривычным восприятию углом, зачастую с неповторимой необычной точки. Ракурс в определенной степени искажает, изменяет восприятие обычного предмета. К примеру, фото, сделанные художником с крыш, динамичны настолько, что кажется, будто изображение начнет вот-вот шевелиться. Неудивительно, что такая серия снимков впервые была опубликована именно в журнале «Советское кино».

Родченко задал такие каноны в фотоискусстве, которые заняли почетное место в современных учебниках по фотографии. Так, например, выполняя серию портретов Маяковского, фотограф полностью отошел от стандартов обычной павильонной съемки. Но в 30-х годах некоторые его эксперименты показались властям слишком смелыми. Фотография с нижней точки знаменитого «Пионера-трубача» некоторым показалась буржуазной. Мальчик в этом ракурсе был похож на этакого «откормленного» мальчиша-плохиша. Художник здесь не вошел в рамки пролетарской фотографии.

Родченко-фотограф

Фотографировать Родченко начинает достаточно поздно, будучи уже сформи­ровавшимся художником, иллюстратором и преподавателем ВХУТЕМАСа. Он переносит в новое искусство идеи конструктивизма, через линии и плос­кости показывая в снимке пространство и динамику. Из массива этих экспе­риментов можно выделить два важных приема, которые Родченко открывает для мировой фотографии и которые актуальны до сих пор.

1 / 4

Александр Родченко. Сухаревский бульвар. 1928 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

2 / 4

Александр Родченко. Пионер-трубач. 1932 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

3 / 4

Александр Родченко. Лестница. 1930 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

4 / 4

Александр Родченко. Девушка с фотоаппаратом «Лейка». 1934 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

Первый прием — это ракурсы. Для Родченко фотография — способ донести обществу новые идеи. В эпоху самолетов и небоскребов это новое искусство должно научить видеть со всех сторон и показать привычные объекты с неожи­данных точек зрения. Родченко особенно интересуют ракурсы «сверху вниз» и «снизу вверх». Этот один из самых популярных сегодня приемов в двадцатые годы стал настоящей революцией.

Второй прием называется диагональ. Еще в живописи Родченко выявил линию в качестве основы любого изображения: «Линия есть первое и последнее, как в живописи, так и во всякой конструкции вообще». Именно линия станет основным конструктивным элементом в его дальнейшем творчестве — фото­монтаже, архитектуре и, конечно же, фотографии. Чаще всего Родченко будет использовать диагональ, так как, помимо конструктивной нагрузки, она также несет в себе необходимую динамику; уравновешенная статичная композиция — это еще один анахронизм, против которого он будет активно бороться.

Александр Родченко, биография

В 1891 году в Санкт-Петербурге в простой, незнатной семье родился Александр Родченко. Отца звали Михаилом Михайловичем (1852-1907), он служил театральным бутафором. Мать, Ольга Евдокимовна (1865-1933), работала прачкой. По сложившимся обстоятельствам семья в 1902 году перебирается на постоянное место жительства в город Казань. Здесь и получил свое первое образование Александр в Казанском приходском начальном училище.

Александр Родченко выставка

Уже в юношеском возрасте (1911-1914) Александр окончил Казанскую художественную школу. Там же он познакомился со своей будущей женой Варварой Степановой. Совместную жизнь они начали в Москве в 1916 году. В этом же году Родченко был призван в армию, служил он там до начала 1917 г. в должности заведующего хозяйством Санитарного поезда, принадлежащего Московскому земству. После Февральской революции 1917 года в Москве сразу был создан профсоюз художников-живописцев. Александр Родченко стал секретарем в Молодой Федерации. В его обязанности входила в основном организация приемлемых для работы и жизни условий для молодых художников.

Юные годы и интересы

Александр Родченко родился в примерной семье 5 декабря 1891 года в прекрасном Санкт-Петербурге. Его мать была обычной прачкой, а отец – работником театра, который занимался бутафорией. Когда мальчику исполнилось 11 лет, семья переехала жить в прекрасный город – Казань, в котором Александр через 3 года окончил начальную школу при церковном приходе.
В 1911 году юноша поступает в художественную школу им. Н. И. Фешина, в которой еще спустя 3 года знакомится с прекрасной девушкой по имени Варвара Степанова. Будучи в 23-летнем возрасте влюбленные начинают счастливую совместную жизнь, переехав в Москву. В этом возрасте его призывают в армию, в которой он прослужил еще целых 3 года. Будущий фотограф заведовал хозяйством одного Санитарного поезда при московском земстве.

Александр Родченко

После армии Родченко начинает работать в профсоюзе художников-живописцев в Москве, где в основном организовывает нормальные трудовые условия для всех молодых и начинающих. Одновременно с этой работой Александр вместе со своими коллегами трудится над оформлением местного кафе под названием «Питтореск».

Через год Александр начинает разрабатывать серию собственных графических, пространственных, живописных, абстрактных и геометрических работ. Его также интересовало направление минимализм. Спустя некоторое время Родченко начинает участвовать в постоянных выставках русского авангарда и в конкурсах, посвященных архитектурной тематике.

В небольших своих текстах под названиями «Все — опыты» и «Линия» он фиксировал лично наработанное творчество за немалые годы. Его отношение к искусству было просто-напросто феноменальным, Родченко характеризовал тексты как нечто новое в своей жизни, что никак нельзя упускать из виду.

Александр Родченко

Для него все это было огромной возможностью к самовыражению и к самосовершенствованию, поскольку каждая вложенная в его работы художественная частица была микроэлементом его большой и доброй души.

В 1918 году Александр Родченко написал две впечатляющие картины «Белый круг» и «Черное на черном» – последняя была выполнена исключительно из масляных красок.

В следующем году художник трудился над созданием произведения искусства, состоящего из трех частей, которое было исполнено из монохромных цветов.

Он постоянно экспериментировал и открывал что-то новое для себя. Все что он делал в области искусства и живописи привело его к конструированию настоящих объектов. Перед ним стояла самая сложная и интересная задача: создать новую уникальную вещь из собственных задумок и мыслей.

Александр Родченко

Александр в 1919 году трудился над работами из плоских элементов картона – эта композиция была названа «Складывающиеся и разбирающиеся». В 1920 году его интересовали висящие мобили, что были вырезаны из фанеры простых геометрических форм – эти произведения он назвал «Плоскости, отражающие свет».

А уже в 1921 году он изобретал пространственные структуры из обычных деревянных реек, из которых вышла весьма интересная конструкция «По принципу одинаковых форм». В этом же году живописец подвел черту в этом направлении и решил перейти на производственное искусство.

Творчество

В этом же 1917 году Александр Родченко работает с Татлиным и Якуловым над оформлением московского кафе «Питтореск», которое было открыто в Пассаже Сан-Галли. В 1919-1921 гг. Родченко является заведующим Музейного бюро, он служит в отделе наркомпроса ИЗО. Работу в наркомате он совмещает с разработкой целой серии живописных, графических и пространственных абстрактно-геометрических работ.

Организатором архитектурных конкурсов был также Александр Родченко. Выставка «Магазин», которую организовал Владимир Татлин, не обошлась без его участия. Творческое кредо автора было зафиксировано в манифестах «Линия» и «Все — опыты».

На протяжении всего своего творчества Родченко относился к искусству как к поиску и изобретению новых возможностей и форм, всегда экспериментировал. Каждая работа представляла минимальный элемент, где средства выразительности были ограничены. С плоскостью работал в 1917-1918 годах, а уже в 1919-м создал свое знаменитое «Черное на черном». В 1920 г. ввел как самостоятельные живописные формы линии и точки.

Выставка в Москве «5 х 5 = 25», которая проходила в 1921 году, запомнилась всем триптихом монохромных цветов (красного, синего, желтого). Помимо живописи и фотографии занимался пространственной конструкцией. Знамениты три его цикла: «Складывающиеся и разбирающиеся», «Плоскости, отражающие свет» и «По принципу одинаковых форм». В 1921 году подвел итог своему творчеству и объявил о переходе в производственное искусство.

Александр Родченко (СССР, 1891-1956) был членом общества «Живскульптарх» с 1919 года. В 1920-м являлся участником группы по разработке Рабиса. В 1920-1930-е годы был преподавателем в должности профессора на металлообрабатывающем и деревообделочном факультетах. Учил он студентов проектировать многофункциональные предметы, добиваться выразительных форм за счет выявления особенностей конструкции.

Александр Родченко биография

Александр Родченко

Как говорится, талантливый человек талантлив во всем.

Легендарный советский фотограф, художник, скульптор. Основоположник конструктивизма, дизайна и рекламы в СССР. Сегодня мы расскажем вам об Александре Родченко (1891 — 1956).

Любимого художника большинство людей назовут сразу же, любимого писателя — тоже, но над ответом на вопрос о любимом фотографе, скорее всего, задумаются. Александра Родченко немногие знают по имени, но не найдется человека, который бы не видел его снимков.

В своих работах он опережал время, за что нередко подвергался критике. Так, один из его известнейших снимков «Пионер-трубач» в свое время назвали неполиткорректным. Мальчик на фото получился слишком упитанным, а это не соответствовало советской пропаганде.

Александр Родченко не придерживался правил и создавал свой собственный стиль. Самые известные его кадры, снятые наперекор всем канонам фотографии того времени, — это документальная работа «Портрет матери», ставшая классикой съемки крупным планом, и серия портретов Владимира Маяковского, которые нарушали все правила павильонной съемки.

«Толчешься у предмета, здания или человека и думаешь, а как его снять: так, так или так?… Все старо… Так нас приучили, воспитывая тысячелетия на разных картинах, видеть все по правилам бабушкиной композиции. А нужно революционизировать людей, видеть со всех точек и при всяком освещении.» А.Родченко. Записная книжка ЛЕФа. 1927 г.

Не менее известна работа мастера « Девушка с «лейкой»». На ней запечатлена его ученица Евгения Лемберг. Фотография получила мировое признание, и в 1994 году была продана на аукционе Christie’s за 115 000 фунтов стерлингов.

Фотограф серьёзно увлекся жанром спортивной фотографии, в чем добился больших успехов. Его визитной карточкой стали съемки необычных ракурсов, и в кадрах, снятых на спортивных аренах, он смог наиболее полно использовать этот прием. Даже самые обыкновенные сюжеты становились запоминающимися и яркими.

Александр Родченко — многогранный человек, который добивался успеха во всем, за что брался. Он работал над оформлением кафе «Питтореск» в Москве, создавал серии графических, живописных и пространственных абстрактно-геометрических минималистских работ. Он также принимал участие в выставках русского авангарда, например, в выставке «Магазин», организованной Владимиром Татлиным, и архитектурных конкурсах.

В 1918 году Александр Родченко написал живописное полотно «Черное на чёрном», основываясь только на фактуре. Позднее на его картинах появились линии и точки, которые стали самостоятельными живописными формами. В искусстве он был новатором, а свое творчество рассматривал как глобальный эксперимент.

Александр Родченко стал одним из основоположников советского конструктивизма. Он проявил себя не только в живописи, но и во многих других областях искусства. Художник создавал геометрические скульптуры из различных материалов.

Также Родченко заявил о себе как дизайнер мебели и одежды, был автором декораций для кино и театра.

Заметный след в его творчестве оставило сотрудничество с поэтом Владимиром Маяковским: он иллюстрировал некоторые его книги и журналы «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ», сделал вместе с ним серию рекламных плакатов.

Идеология советского искусства была преобразована после прихода к власти И. В. Сталина. Свободных духом авангардистов государство активно подавляло. В это время Александр Родченко оставил живопись и стал заниматься только фотожурналистикой. Его фотографии олицетворяли высшие достижения эпохи сталинизма, торжественные парады, народные стройки, огромные промышленные предприятия, жизнь советских колхозов.

Это были снимки побед и достижений, а обычная жизнь страны того времени оставалась за кадром, так как фотожурналистам категорически запрещалось отображать все, что бросало малейшую тень на власть и ее порядки.

В 1920-ые годы Александр Родченко внес огромный вклад в развитие европейской фотографии и фотомонтажа. Он оставил большое творческое наследие, повлиявшее на многих художников и фотографов.

В наше время его дело продолжает Александр Николаевич Лаврентьев, внук художника. Он преподает в Московской школе фотографии и мультимедиа имени А. Родченко и МГХПУ имени Строганова, а также является редактором и консультантом научных трудов о своем знаменитом предке.

Автор: Анна Кренделева

Фотодеятельность

В 20-е годы Родченко активно занимается фотографией. Для иллюстрирования в 1923 г. книг Маяковского «Про это» он применил фотомонтаж. С 1924 года стал известен своими психологическими портретами друзей, близких и знакомых («Портрет матери», Маяковского, Третьякова, Брика). В 1925-1926 годах опубликовал ракурсные снимки из серии «Дом Моссельпрома», «Дом на Мясницкой». Публиковал статьи про фотоискусство, где пропагандировал документальный взгляд на окружающий мир, отстаивал необходимость использовать новые методы, освоение различных точек зрения (нижние, верхние) на фото. Участвовал в выставке в 1928 году «Советская фотография».

Знаменитым мастером фотографии Александр Родченко стал благодаря применению различных ракурсов в фотосъемке. В 1926-1928 годы работал художником-постановщиком в кинематографе («Москва в Октябре», «Журналистка», «Альбидум»). В 1929 г. по пьесе Глебова он оформил спектакль «Инга» в Театре Революции.

Александр Родченко творчество

Дальнейшая карьера и развитие личности

Через некоторое время Родченко начинает читать лекции на деревообделочном, а также на металлообрабатывающем факультете московского учебного заведения Вхутемаса-Вхутеина. На протяжении целых десяти лет он работает профессором и учит молодых людей проектировать и создавать многофункциональные предметы, которые пригодятся людям как в повседневной жизни, так и в масштабных целях.

Александр Родченко

Он показывал, как придать любому изготовленному объекту свою уникальную и оригинальную выразительную форму, так же, как обычной вещи придать трансформирующуюся функцию. Во время всей преподавательской деятельности Александр Родченко трудился в Институте художественной культуры на должности председателя комиссии.

В период с 1923 по 1930 год Александр был участником групп «Леф» и «Реф», по совместительству работал художником двух популярных журналов: одноименный «Леф» и некий «Новый Леф».

Активно участвовал в «Объединении современных архитекторов», а в 1925 году был отправлен в командировку в Париж, чтобы профессионально оформить советский раздел «Международной выставки современных декоративных и промышленных искусств». Там же фотограф осуществил свой первый проект по интерьеру «Рабочий клуб».

В том же году Александр получил серебряную медаль на парижской выставке за лучшие рекламные плакаты, именно ему принадлежит авторство знаменитых панно на том самом Доме Моссельпрома в Калашном переулке города Москвы.

Александр Родченко

С 1924 года Александр Родченко начал профессионально изучать фотоискусство, наиболее известные его работы того времени – это «Портрет матери» и портреты коллег из ЛЕФа, а также изображения на снимках знаменитых художников и архитекторов.

Спустя 2 года он публикует первые собственные ракурсные кадры различных зданий в журнале «Советское кино». Свои работы с фотосессий он демонстрировал таким образом, что они становились настоящей пропагандой абсолютно нового документального взгляда на наш мир. А еще Александр всегда отстаивал позицию о необходимости изучения и применения абсолютно всех точек зрения в фотосъемке.

1928 году Родченко участвовал в выставке под названием «Советская фотография за 10 лет». Его широкая популярность и мировая известность возникли из-за его постоянных экспериментов с ракурсами во время очередной фотосессии. Через год он поставил спектакль на основе пьесы А. Г. Глебова «Инга» в известном Московском театре Революции.

Александр Родченко

В начале тридцатых годов Александр Родченко трудился фотокорреспондентом в газете под названием «Вечерняя Москва», а также не оставил без внимания популярные журналы советского времени: «Радиослушатель», «Огонек» и многие другие. Активно интересовался и развивался в индустрии кинематографа, репортажной съемки, а еще был талантливым изобретателем оригинальной мебели, необычных костюмов и оригинальных декораций.

В 1930 году, когда Родченко было почти 40 лет, он стал одним из создателей фотогруппы под названием «Октябрь», куда вошли талантливые и профессиональные фотографы, которые разделяли принципы новаторской фотосъемки. Через год в Доме печати Александр опубликовал несколько спорных фотографий под названиями «Пионерка» и «Пионер-трубач».

А в 1931 году здесь же он продемонстрировал свои лучшие динамичные фото «Лесопильный завод Вахтан», которые вызвали бурю неутихающей долгое время критики и обвинений в формализме, поскольку фотографии не соответствовали задачам пролетарской этики.

Александр Родченко

Проработав в собственной фотогруппе около двух лет, фотограф решил покинуть это место и начать развивать в себе фотокорреспондента, устроившись в популярное издательство «Изогиз». Через год начал работать одним из главных художников-оформителей журнала под наименованием «СССР на стройке».

Вместе со своей очаровательной женой Варварой он трудился над фотоальбомами «10 лет Узбекистана», «Советская авиация» и многими другими.

30-е годы

Александр Родченко, творчество которого словно раздваивается в 30-е годы, с одной стороны, занимается агитпропагандой соцреализма, с другой — старается сохранить собственную свободу. Символом ее становятся фоторепортажи о цирке, созданные в конце 30-х годов. Возвращается он в этот период и к станковой живописи. В 40-е годы Родченко пишет декоративные композиции, выполненные в абстрактном экспрессионизме.

30-е годы знаменуются переходом от ранних всесторонних работ к конкретному творчеству советского пропагандизма, которые полностью проникнуты революционным энтузиазмом. В 1933 году фотохудожника командировали на стройку Беломорканала, где он сделал множество репортажных снимков (около двух тысяч), но известно сейчас только тридцать.

Позже совместно с супругой Степановой были оформлены альбомы «Первая конная», «15 лет Казахстану», «Советская авиация», «Красная Армия». С 1932 года Родченко был членом Союза художников. В 1936-м принимал участие в выставке мастеров советского фотоискусства. Регулярно с 1928 года отсылал свои работы на выставки в салоны Франции, США, Великобритании, Испании и других стран.

Александр Родченко фотография искусство

«Реклам-конструкторы» Маяковский и Родченко

Родченко считается одним из идеологов конструктивизма, направления в ис­кусстве, где форма полностью сливается с функцией. В качестве образца такого конструктивистского мышления можно привести рекламный плакат «Книги» 1925 года. За основу берется плакат Эль Лисицкого «Клином красным бей бе­лых», при этом Родченко оставляет от него только геометрическую конструк­цию — треугольник, вторгающийся в пространство круга, — и наполняет его совершенно новым значением. Он больше не художник-созидатель, он — художник-конструктор.

1 / 4

Александр Родченко. Плакат «Ленгиз: книги по всем отраслям знания». 1924 годТАСС

2 / 4

Эль Лисицкий. Плакат «Клином красным бей белых!». 1920 годWikimedia Commons

3 / 4

Александр Родченко. Реклама Добролета. 1923 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / MoMA

4 / 4

Владимир Маяковский, Александр Родченко. Реклама часов «Мозер». 1923 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой

В 1920 году Родченко знакомится с Маяковским. После достаточно курьезного случая, связанного с рекламной кампанией «Добролёта» (Маяковский раскри­тиковал слоган Родченко, думая, что его написал какой-то второсортный поэт, тем самым серьезно Родченко обидев), Маяковский и Родченко решают объе­динить свои силы. Маяковский придумывает текст, Родченко занимается гра­фическим оформлением. Творческое объединение «Реклам-конструктор „Мая­ковский — Родченко“» ответственно за самые яркие образцы советской рекламы 1920-х годов — плакаты ГУМа, Моссельпрома, Резинотреста и других советских организаций.

Создавая новые плакаты, Родченко штудирует советские и иностранные фото­графические журналы, вырезая оттуда все, что может пригодиться, тесно общается с фотографами, которые помогают ему в съемке уникальных сюже­тов, и в конце концов в 1924 году покупает собственную камеру. И моменталь­но становится одним из главных фотографов в стране.

Интересные факты из жизни

Александр Родченко, вспоминая свое детство, рассказывает, что когда ему было 14 лет, он с грустью писал в своем дневнике о неопределенности в жизни. Его направили учиться медицине, а он с тоской мечтал стать настоящим художником. В конце концов в 20 лет Александр бросил медицину и поступил учиться в художественную школу. В 1916 году он будет призван в армию, и все-таки занятия медициной пойдут ему на пользу. Он будет назначен заведующим хозяйства санитарного поезда вместо отправки на фронт.

В 20-е годы Родченко совместно с супругой организовал творческий союз. Разрабатывали они «новый быт», совмещали множество художественных техник и искусств. Вместе спроектировали новую модель одежды — сейчас это комбинезон. Он предназначался для того, чтобы скрывать гендерные различия между поколениями будущего, восхвалять трудовую активность советского человека. В 1925 году в жизни мастера состоялась первая и последняя поездка за границу, его отправили в Париж. Там он оформлял отдел СССР при проведении Международной выставки.

Александр Родченко СССР (1891 - 1956

Родченко и искусство

Александр Родченко родился в Санкт-Петербурге в 1891 году в семье театраль­ного бутафора. С детства он оказался вовлечен в мир искусства: квартира нахо­дилась прямо над сценой, через которую нужно было пройти, чтобы спустить­ся на улицу. В 1901 году семья переехала в Казань. Сначала Александр решает учиться на зубного техника. Впрочем, эту профессию он скоро бросает и стано­вится вольнослушателем Казанской художественной школы (поступить туда он не мог из-за отсутствия свидетельства о среднем образовании: Родченко окончил только четыре класса церковно-приходской школы).

В 1914 году в Казань приезжают футуристы Владимир Маяковский, Давид Бур­люк и Василий Каменский. Родченко сходил на их вечер и написал в дневнике: «Вечер окончился, и медленно расходилась взволнованная, но по-разному, публика. Враги и поклонники. Вторых мало. Ясно, я был не только поклон­ником, а гораздо больше, я был приверженцем». Этот вечер стал переломным: именно после него вольнослушатель Казанской художе­ственной школы, увле­кающийся Гогеном и мирискусниками, понимает, что хочет связать свою жизнь с футуристическим искусством. В том же году Родченко знакомится со своей будущей женой, ученицей той же Казанской художественной шко­лы Варварой Степановой. В конце 1915 года Родченко вслед за Степановой переезжает в Москву.

Последние годы жизни

После войны Александр Родченко впал в депрессию, записи в его дневнике носят только пессимистический характер. В 1947 году он жалуется, что жизнь с каждым днем становится скучнее. Работу им с Варварой перестали предоставлять. Началась полоса безденежья. Как сказал сам автор, остается только молиться Богу. В 1951 году Родченко исключили даже из Союза художников, правда, через четыре года восстановили, но было уже поздно, художник перестал творить. Умер он в 1956 году, 3 декабря. Похоронили Александра Родченко на Донском кладбище.

Родченко и фотомонтаж

Работа в этой технике принесет Родченко всесоюзную известность. Он иллю­стрирует журналы, книги, создает рекламные и агитационные плакаты.

Александр Родченко: искаженный ракурс — неповторимая фотография

Фотограф-авангардист, фотограф-новаторАлександр Родченко позволил зрителю смотреть на знакомые вещи под непривычным углом, создавая композицию картинки по своим правилам, далеким от традиционных канонов.

Родченко называют одним из основоположников конструктивизма, родоначальником дизайна и рекламы в СССР.

Александр Родченко

Отец будущего фотографа-авангардиста работал театральным бутофором. Он делал все, чтобы его сын получил «настоящую» профессию. В своих автобиографических записках Родченко писал:

«В Казани, когда мне было лет 14, я забирался на крышу летом и писал дневник в маленьких книжках, полный грусти и тоски от неопределенного своего положения, хотелось учиться рисовать, а учили на зубоврачебного техника…»

В 20 лет будущий новатор все же бросил изучение медицины и занялся тем, к чему лежала душа: он окончил Казанскую художественную школу, а затем поступил в московское Строгановское училище.

«Mandolinplayer», живопись.

В 10-х годах прошлого века он достаточно успешно занимался абстрактной живописью, работал художником в театре и кино.

Немного позже он обратился к конструктивизму — «течению, в крайней своей форме отрицавшему искусство и обращавшемуся сугубо к созданию утилитарных предметов».

«Галоши Резинотреста», плакат.

Фотографией Родченко занялся в 20-х годах, когда работая театральным художником и дизайнером, он столкнулся с необходимостью фиксировать свои работы на пленку.

Фотография очаровала Родченко! В первую очередь молодому фотографу была интересна композиция, влияние предметов друг на друга в одной плоскости.

«И это стоит столетья», иллюстрация к поэме В. В. Маяковского «Про это».

Родченко достаточно быстро заработал себе репутацию новатора, выполняя коллажи и фотомонтаж собственных работ и вырезок из журналов.

Впоследствии он подготовил иллюстрации для книг Маяковского. В частности для поэмы «Про это», которая положила начало новому жанру в фотографии.

Обложка первого издания поэмы В. В. Маяковского «Про это», 1923 г.

Излюбленными жанрами Родченко были портрет и репортаж.

Именно с ними фотограф и начал экспериментировать, создавая свои собственные каноны. Пример — серия фотопортретов Маяковского, которые были выполнены, так как захотелось художнику, а не так как это было принято.

Владимир Маяковский

Еще одним новаторством фотографа стал портрет крупным планом, ставший классикой жанра.

«Портрет матери», 1924 год.

«Портрет матери», полный кадр.

Родченко внес свой вклад и в жанр фоторепортажа: он впервые применил многократную съемку человека в действии.

Репортажные работы фотографа публиковались в самых популярных изданиях того времени: газета «Вечерняя Москва», журналах «30 дней», «Пионер», «Огонек» и «Радиослушатель».

Путешествие Лили Брик из Москвы в Ленинград. Репортаж. 1929 г.

«Весной 1929 года Лиля Брик на автомобиле Маяковского «Рено» решила устроить автопробег «Москва-Ленинград».

Родченко был пассажиром-фотокорреспондентом. Отьехали верст 20 от Москвы и решили вернуться».

Визитной карточкой Родченко стали его фотографии, сделанные под непривычным углом, в искажающем ракурсе, приводящем предметы на фотографиях «в действие».

«Пожарная лестница», из серии «Дом на Мясницкой».

Лиля Брик. Снимок для рекламного плаката, 1925 г.

«Прохожий», 1926 г.

«Демонстрация», 1926 г.

«Мать за столом» (вариант), 1927 г.

Многие эксперименты Родченко для начала 30-х годов оказались слишком смелыми, поэтому художнику пришлось подстроиться под новые задачи и придержать свою страсть к экспериментам до лучших времен.

«Пионер-трубач», 1930 г.

Знаменитая фотография «Пионер-трубач», снятая с нижней точки, сегодня нам кажется совершенно безобидной, но в 30-е годы критики назвали модель фотографа «откормленным буржуа» и предложили пересмотреть свой взгляд на творчество.

Просматривая многочисленные работы Родченко, мне были интересны в первую очередь те, что выполнены в период с 1924 по 1930 год. У меня сложилось впечатление, что это было самое удачное время для художника и его творчества, время полное свободы и отсутствия запретов, время полное экспериментов и желания изобретать что-то новое и интересное, в первую очередь для себя.

Фото: www.club.foto.ru

VELVET: Ксения Альхмам

Родченко и соцреализм

В 1928 году в журнале «Советское фото» публикуется кляузное письмо, где Род­ченко обвиняется в плагиате западного искусства. Эта атака оказалась предве­стником более серьезных неприятностей — в тридцатых годах деятелей аван­гарда одного за другим осуждают за формализм. Родченко тяжело переживал обвинение: «Как же так, я всей душой за советскую власть, я всеми силами работаю с верой и любовью к ней, и вдруг мы неправы», — писал он в дневнике.

В 1933 году Родченко выпадает шанс наладить отношения с властями. Ему предлагают оформить целый номер «СССР на стройке», посвященный строи­тельству Беломорско-Балтийского канала. Родченко снимает очень сдержанно, оставив в прошлом идеи 1920-х. Хотя в этих фотографиях есть ракурсы и диа­гонали, больше они напоминают современные фотографии: это вспомогатель­ный инструмент, а не вызов.

1 / 2

Александр Родченко. Фотомонтаж «Кризис». 1923 год© Архив Александра Родченко и Варвары Степановой / музей «Московский дом фотографии»

2 / 2

Александр Дейнека. Сбитый ас. 1943 годРусский музей / deineka.ru

После этой работы Родченко снова попадает в милость. Теперь он среди созда­телей новой, «пролетарской» эстетики. Его снимки физкультурных парадов — апофеоз соцреалистической идеи и яркий пример молодым живописцам (среди его учеников — Александр Дейнека). Но с 1937 года отношения с властью снова разладились. Родченко не принимает входящий в силу тоталитарный режим, и работа больше не приносит ему удовлетворения.

Родченко без ракурса

В ГМИИ им. Пушкина работает выставка «В гостях у Родченко и Степановой», которая впервые показывает в таком объеме собрание произведений двух ведущих мастеров русского авангарда, основоположников конструктивизма и теоретиков революционного искусства. В последнюю неделю декабря молодая команда ГМИИ представила интерактивный путеводитель по выставке, который существует в трех версиях: для «туристов», для «обладателей смартфонов» и для «производственников». Чтобы не запутаться, кому куда, «Лента.ру» публикует свой краткий путеводитель по творчеству Александра Родченко и Варвары Степановой, чьи визуальные находки очень сильно повлияли на мир вокруг нас.

«Ракурсы Родченко» — называлась книжка Александра Лаврентьева, вышедшая в 1992 году. Все мы привыкли ассоциировать Александра Родченко прежде всего с ракурсной съемкой; трудно найти человека, который не видел его хрестоматийных снимков «Пионерка», «Девушка с Лейкой» и «Радиослушатель», а его фотографию Лили Брик для рекламы Ленгиза уже который год фотошопят дизайнеры московского метро, приспосабливая под рекламу чего попало. Родченко, занимавшийся дизайном еще когда слова такого не было, снял Лилю Брик в 1924 году. Почти век прошел, а выглядит роковая красавица актуально: рекламщики в них знают толк.

Лаврентьев написал биографию новатора и реформатора, стоявшего в ряду первооткрывателей нового изобразительного языка. Творческие эксперименты Родченко, вписавшие его имя в историю фотографии, идут на фоне двух сложных десятилетий 1920-30-х. К их концу «новый изобразительный язык», равно как его практики и теоретики, становится невостребован. Работать новаторам 20-х годов все сложнее. Тут, перед Финской войной, и заканчивается общеизвестная биография авангардного фотографа Родченко. Остальное негероический довесок: эвакуация в Молотов (ныне Пермь), съемки цирка и — возвращение к живописи, о чем вообще говорить не принято.

Варвара Степанова с папиросой, фото А. Родченко

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

Выставка «В гостях у Родченко и Степановой» в Музее личных коллекций основывается на самом представительном в мире собрании произведений Александра Родченко и его жены и коллеги Варвары Степановой, которое насчитывает более 5оо единиц хранения. Собрание было передано Пушкинскому музею наследниками в 1992 году и еще никогда в таком объеме не выставлялось. И хотя вступительная статья в почти 300-страничном каталоге начинается пассажем «хронологические рамки [выставки] охватывают наиболее плодотворный период творчества этих художников-новаторов — от начала 1910-х годов до середины 1930-х», знаменитой поездкой Родченко на Беломорканал экспозиция не завершается. Напротив, Родченко как фотографу уделено сравнительно небольшое пространство в залах МЛК. Гораздо больше места на стенах занимает живопись, в витринах — документы и личные вещи из мастерской Родченко и Степановой, а еще работы учеников Родченко из ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа и его картины 40-х годов.

Родченко покончил с живописью в 1921 году эффектным жестом. Его последней картиной стал триптих «Три цвета. Желтый. Красный. Синий», содержание которого полностью отражено в названии. Это три квадратных холста, равномерно закрашенные желтым, красным и синим цветами. Ответ Малевичу, конечно, который намертво приклеил к своему «Черному квадрату» такие бездны, что до сих пор разобраться не могут в этой мистике революции. Ирина Гробман-Голубкина (издатель журнала «Зеркало») сказала мне намедни: умно пишет Борис Гройс, а закроешь книжку — в памяти остается один «Черный квадрат». До сих пор пишет (Гройс — философ, искусствовед, автор термина «московский романтический концептуализм» и нашумевшей концепции, согласно которой искусство «зрелого тоталитаризма» является логическим развитием авангарда; прим. «Ленты.ру»)

. А Родченко поступил по-пролетарски четко. Вместо постживописного апокалипсиса — три квадрата, замазанные основными цветами, безо всяких бездн. За ними просто ничего нет. В западном искусствоведении триптих так и зовется: «Последняя картина». Искусство умерло — туда ему и дорога, констатитует автор, нечего рассусоливать, на завод пора.

Александр Родченко, Композиция на желтом фоне №113 (Цветовая сфера круга), 1920

Александр Родченко, Композиция на желтом фоне №113 (Цветовая сфера круга), 1920

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

1/5

Так Родченко с Степановой и поступили, назвавшись художниками-производственниками. После знаменитой выставки беспредметников «5×5=25» они завязали (как им казалось) с левыми формалистическими экспериментами, оторванными от реальной жизни. Донеся пустую чашу беспредметничества до фабрики, они утверждали, что цель производственного искусства — коммунистическое выражение материальных сооружений. В «Манифесте конструктивизма» Степанова призвала о. А это уже Родченко: «Искусство будущего не будет уютным украшением семейных квартир. Оно будет равно по необходимости 48-этажным небоскребам, грандиозным мостам, беспроволочному телеграфу, аэронавтике, подводным судам и проч.»

Незадолго до этого производственного поворота Варвара Степанова рисовала беспредметные стихи. На V Государственной выставке картин в Музее изящных искусств, будущем ГМИИ, выставлялись экспрессивные листы ее «цветописной графики» из книг «Ртны хомле» и «Зигра ар». В будущем этот синтез жанров назовут «визуальная поэзия». Это было в 1919, а в середине 20-х Степанова уже делает эскизы узоров тканей для Первой ситценабивной фабрики. Из более чем сотни рисунков Степановой и Любови Поповой около 20 пошли в производство, и летом 1924 конструктивистские ткани носила вся Москва. Заботилась она не о красоте: художница мечтала о прозодежде «индустриально-массовой выработки», которая уничтожит все декоративные качества костюма и оставит только функцию профессии. Время требовало функции, а не эстетики. Степанова не читала «Мы» Замятина — написанный в 1920 роман был напечатан по русски только в 1927 в Чехословакии — но ее прозодежда очень близка к «юнифам» из замятинской антиутопии. Работая в театре с Мейерхольдом, она разрабатывает не декорации, а сценические машины, которые участвуют в постановке на равных — если не больше — с актерами.

Варвара Степанова, обложка рукописной книги «Ртны хомле»

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

1/7

В 1920-х Родченко числится профессором живописного отделения ВХУТЕМАСа и использует в преподавании свои наработки по конструированию картин. Еще не завязав с живописью, он отличался от большинства коллег-авангардистов использованием циркуля и линейки — даже динамическая композиция, при всей своей экспрессии, должна быть строго рассчитана! — и повышенным вниманием к цвету. Из художников 1910 годов теорией цвета занимались Кандинский (в психологическом аспекте) и Малевич (с мистической точки зрения). Родченко же интересовал практический подход, как бы его назвали сегодня, — дизайнерский. Свойства материала и «внутренний ритм каждой вещи» — вот что важно для художника-производственника. В первом номере журнала «Кино-фот» (1922) манифест «киноков» (группа кинематографистов Вертова и Кауфмана), который проповедует «искусство организации необходимых движений вещей в пространстве и времени», иллюстрируется линейно-циркульной композией Родченко 1915 года. Все идет в дело. Но к живописи Родченко вернется только через 20 лет.

Александр Родченко, обложка журнала «Радиослушатель»

Александр Родченко, обложка журнала «Радиослушатель»

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

1/3

Родченко принадлежат все до единой обложки журнала Левого фронта искусств, «ЛЕФ» (1923-25) и «Новый ЛЕФ» (1927-28). Он активно работает в рекламе и создает более 100 плакатов, многие вместе с Маяковским-«копирайтером». Рекламы для Моссельпрома и Резинотреста, отличавшиеся лаконичным решением композиции, брусковым шрифтом и врезавшимися в память слоганами главного пролетарского поэта, вошли не только в базовый курс современного дизайнера, но и в общий культурный код ХХ века. «Мы полностью завоевали Москву и полностью сдвинули или, вернее, переменили старый царски-буржуазно-западный стиль рекламы на новый, советский»

, — вспоминал об этой работе, происходившей в разгар НЭПа, Родченко. Шрифтовое оформление моссельпромовской башни на Арбатской площади в Москве восстановлено в конце 1990-х годов. Родченко делает дизайн чайных упаковок, конфетных оберток, разрабатывает, вместе с Степановой, эскизы для фарфора, перенося на посуду свои геометрические композиции. В качестве именно художника-оформителя в 1925 году он в первый и последний раз в жизни уезжает за границу, работать в советском павильоне на Парижской выставке декоративного искусства и художественной промышленности.

Александр Родченко, фотомонтаж для журнала «Детектив»

Александр Родченко, фотомонтаж для журнала «Детектив»

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

1/2

А. Родченко в Париже, неизвестный автор

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

Заграница Родченко не понравилась. В основном — отношением к вещам как к мертвым предметам. У 35-летнего конструктивиста не укладывается в голове, как можно делать вещи технически столь совершенные и настолько пустые идеологически. Вещь должна быть равноправным товарищем человеку, уверен Родченко, в этом равенстве заключается «свет с Востока», который несет крепнущая советская цивилизация миру. Вещи-друзья, которыми он оснащает интерьер Рабочего клуба в советском павильоне, делают Родченко известным на весь мир. Но ему скучно в Париже, его раздражает даже западная форма одежды и он рвется обратно. Мажет пол в павильоне сажей, чтобы посетители разносили по буржуазным павильонам копоть советской индустриализации, и с мешком подарков с радостью уезжает в СССР. «Скоро буду свободен! Восток!» — пишет он Степановой в Москву незадолго до возвращения.

Снимать Родченко начинает только в 1924. Первую камеру он покупает для работы над фотомонтажами, деньги на увеличитель занимает у Маяковского. Сначала он фотографирует друзей и коллег, делает портреты Маяковского, Осипа Брика, Сергея Третьякова. Активно работает с фотомонтажом и сам заслуженно называет себя в автобиографии «пионером фотомонтажа в СССР». Скоро появляется и «родченковская композиция» — кадр в резком ракурсе снизу или сверху — за которую его многие критикуют, но многие фотографы и подражают Родченко. Родченко был первым в СССР, подключившимся к общеевропейской волне экспериментов с фотоязыком (напомним, что еще совсем недавно вершиной новой технологии считался пикториализм: фотографы, применяя специальные объективы-монокли и фильтры, добивались сходства отпечатка с картиной). Эксперименты шли приблизительно в одном направлении: монтаж, ракурс, фотограмма, приоритет неживой природы в сюжетах. Ряд работ Ласло Мохой-Надя, Альберта Ренгер-Патча и других фотографов композиционно очень схожи с родченковскими снимками, но в 1929 Родченко убедительно опровергает обвинения в плагиате и доказывает свой приоритет.

Сам Родченко пишет в журнале «Новый ЛЕФ»: «Говорят, надоели снимки Родченко — все «сверху вниз» да «снизу вверх». А вот «из середины в середину» — так лет сто снимают; нужно же не только чтоб я, но и большинство снимало «снизу вверх» и «сверху вниз». А я буду «сбоку набок»

. Возможно, причина этого оппозиционного императива не только авангардистский заворот мозгов, заставлявший все вывернуть наизнанку, разобрать на части, грубо взять и о, — вирус авангарда поразил весь Старый Свет, придя на смену декадентской манерности, — но и технический гений инженеров немецкой фирмы Leitz. Сквозь видоискатель первой Лейки, немногим более сложный, чем простые рамки в современных ей складных камерах, мир даже сегодня видится точно так, как ее первым пользователям, гениям фотографии: в ракурсе и с динамично заваленным по диагонали горизонтом.

В программе «ЛЕФа», утвержденной агитотделом ЦК РКП(б), значилась «борьба с декадентством, с эстетическим мистицизмом, с самодовлеющим формализмом, с безразличным натурализмом за утверждение тенденциозного реализма, основанного на использовании технических приемов всех революционных художественных школ». Тех же критериев придерживалась фотосекция под началом Родченко, организованная в объединении «Октябрь» в 1930 году и позже выделившаяся в отдельную организацию. Первая выставка «левого» «Октября» прошла одновременно с выставкой «правого» Российского объединения пролетарских фотографов, РОПФ. Снимки обеих групп публиковались в 1 и 2 номерах журнала «Пролетарское фото» и, хотя принципиальных различий между ними не так-то много, под удар критики попал «Октябрь». Надутые щеки родченковского пионера («Трубач») не забыли и после изгнания Родченко из «Октября» в 1932, а о «Пионерке» отзывались так: «Почему пионерка смотрит вверх?! Пионерка не смеет смотреть вверх, это не идейно. Вперед должны смотреть пионерки и комсомолки». Приобретать навыки впередсмотрения Родченко уехал на одну из первых успешных строек коммунизма, Беломорканал.

Александр Родченко, обложка журнала «СССР на стройке» №12

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

Родченко трижды летает на Беломорканал, его каналоармейский архив насчитывает около четырех тысяч негативов. На их основе был подготовлен специальный номер журнала «СССР на стройке», значительная часть вошла в книгу «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина». Этот 600-страничный том под редакцией Максима Горького составила группа из 36 советских писателей, для которых был организован специальный экскурсионный пароход вскоре после открытия канала в августе 33 года. Книга является библиографической редкостью: практически полностью ее тираж уничтожен в 1937, так как близкие к Ягоде руководители Канала оказались врагами, да и писатели уцелели не все. Родченко традиционно удаются победы советской индустрии. Те снимки обошли весь мир, нередко публикуются и сейчас, чаще других — «Работа с оркестром»: духовой оркестр каналоармейцев строить и жить помогает менее квалифицированным з/к.

В 1936 фотограф, надеясь остановить травлю, которую уже несколько лет ведет по отношению к нему журнал «Советское фото», печатает в нем статью «Перестройка художника», в которой вспоминает Беломорканал как важный этап биографии. Гигантская воля, пишет Родченко, собрала отбросы прошлого на канал. И эта воля сумела поднять у людей энтузиазм. Родченко имеет в виду себя: мол, великая стройка даже вольняшку перевоспитает. Заканчивает он показательным, уже не первым, размежеванием с формализмом: «Я хочу решительно отказаться в дальнейшем от того, чтобы ставить формальное решение темы на первое место, а идейное на второе и наряду с этим пытливо искать новые богатства фотографического языка, чтобы с его помощью создавать вещи, стоящие на высоком политическом и художественном уровне, вещи, в которых фотографический язык служил бы полностью социалистическому реализму»

.

Не вышло с соцреализмом. Съемки цирка, чем он много занимается в конце 30-х годов, вызывают у Родченко глубокое уныние. Живопись на цирковую же тему удается — без линейки и циркуля! — весьма посредственно. В его письмах за целое десятилетие, с первой половины 30-х до конца эвакуации в Молотове, постоянно появляются депрессивные ноты. И только в 40-е, когда советскому народу до авангарда стало как до Луны, Родченко вырабатывает действительно новый изобразительный язык. На этот раз никому не нужный на Родине, но снова архисовременный: очень скоро на Западе начнет развиваться абстрактный экспрессионизм… Родченко, кому раннесоветский энтузиазм дал вечную прививку от Запада, капиталистическим искусством мало интересовался и этого никогда не узнал. Американская выставка на Фестивале молодежи и студентов в Москве случилась через три года после его смерти, в 1957.

Эти несколько холстов, скромно повешенные в небольшом закутке на втором этаже Музея личных коллекций, опередили время на 10-15 лет. Свои первые абстракции Лидия Мастеркова, Юрий Злотников, Элий Белютин создадут только в конце 50-х. Сам Родченко не испытывал большого энтузиазма к новым работам, его популяризаторы вовсе не обращали внимания. Слишком нереволюционно. То ли дело — ракурс!

Александр Родченко, «Обтекаемый орнамент» из серии «Беспредметность», 1940

Александр Родченко, «Обтекаемый орнамент» из серии «Беспредметность», 1940

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

1/4

В 1937 г. на Всемирной выставке в Париже демонстрировалась «Герника» Пикассо. Но гран-при получило не это прославленное (после II мировой войны) полотно, а панно «Советская физкультура» Александра Самохвалова, показанное в «Зале Славы» советского павильона. Большая золотая медаль досталась тоже Самохвалову — за картину «Девушка в футболке». Во входной группе советского павильона доминировали «Рабочий и колхозница». Монументальная скульптура Веры Мухиной, а не ажурный «Памятник III Интернационалу», заказанный Наркомпросом Владимиру Татлину в 1919 году, стала символом нового мира.

Александр Родченко, рукописный плакат «Радуйтесь, сегодня революция духа перед вами»

Изображение: предоставлено ГМИИ им. Пушкина

История не любит завершенных схем, но они нравятся авторам учебников. В схему русского авангарда, которая начинается внезапным подъемом, кратким победительным расцветом и завершается тотальным прессингом внешней силой, не влезают ни самохваловское «Появление Ленина на II Всероссийском съезде Советов», ни поздний фигуративный Малевич — а проживи он еще десять лет, советское искусство могло бы быть совсем иным, имея в своем активе изжившего все -измы первой четверти века пророка, ни живопись Родченко 40-х годов. Насильственный конец русского авангарда, начатый постановлением ЦК о роспуске всех творческих объединений в 1932, много поспособствовал его мифологизации. Авангард остался в истории вечно замершим на пороге зрелости, остановленным на пике творческой энергии выстрелом в будущее. Промахнулись. Вышел перелет.

К авангарду положено относиться с формальным пиететом. Ему очень подходит роль «культурного наследия» (крайне цинично описанная Максимом Кантором в «Учебнике рисования»). Все, соприкасающееся с авангардом, приобретает часть его «классической» ауры. К большому сожалению, потому что реальные процессы в трудной жизни новаторов имеют мало общего с ритуальным почитанием квадратиков и художественных перверсий. Недавно я видел реконструкцию Театром Стаса Намина «Победы над Солнцем», культовой футуристической оперы на слова Крученых с декорациями Малевича. В ней впервые появился прообраз Черного Квадрата. Я смог усидеть в зале четверть часа. Может быть, оттого, что наминские актеры очень громко орут. А может быть, и потому, что черное квадратное солнце русского авангарда, согрев небольшую группу отвязных экспериментаторов, в зрелых 30-х закатилось в тень, откуда, несмотря на периодические потуги, выкатиться никак не может: углы мешают. Чтобы его зажечь, потребовались мировая война и революция. Не хотелось бы.

Как Родченко изменил подход к фотографии

Автор Соня Горбачева студентка 4-го курса истории искусств МГУ

Будучи убежденным художником конструктивизма, авангардного направления советского искусства 1920-х, Родченко пытался выявить максимум функциональности из каждого вида искусства. Вот и фотоснимки должны были стать массовыми хронографами. Запечатлеть актуальную современную историю, показать мир «утренними глазами» — вот к чему так стремился мастер, рассматривавший свою деятельность как фотодокументалистику.

Основной локацией для фотографа стала Москва. Но не та старая, которую так любили писать художники прошлого, а новая – с новостройками, вокзалами, заводами и фабриками. Это не просто архитектурные постройки, но целая жизнь, переданная с помощью удачно поставленного кадра: «Снимать я начал с 1924. Техника захватила, и я начал эксперименты…».

Именно снимки 20-х годов считаются самыми авангардными и новаторскими.

Первая серия Родченко – «Дом на Мясницкой улице». Он воспользовался фотоаппаратом «Кодак», взяв пленку форматом 42:65 мм. Фотограф отказывается от статики, им движет динамичная композиция, которая заставляет искать неординарные ракурсы. Самый знаменитый снимок – с пожарной лестницей. Лаконичность и строгость композиции позволяет фокусироваться на линиях, которые уходят в бесконечность, превращаясь будто в полотно железной дороги. Сняв с низкого ракурса лестницу, Родченко фокусируется на дезориентации, которая станет узнаваемой чертой дальнейших серий. Как это объясняется? В фотографиях с глубокой перспективой и с неожиданным ракурсом нельзя определить верха или низа – то есть снимки можно поворачивать как угодно: от этого они не потеряют своей цельности.

Главная цель фотографий 20-х годов – это демонстрация эстетики нового урбанистического мира, с новым человеком, который поглощен движением. Снимки с предельно лаконичной композицией должны были выявить и подчеркнуть пространства города.

Еще одним знаменитым кадром становится «Лестница на Кропоткинской набережной» 1929 года. Родченко зацепил самый простой сюжет, но он смог его ухватить так, что нас, несомненно, притягивает к этому снимку. Фотограф создает будто отдельное энергетическое поле вокруг этой женщины с ребенком. Четкий ритм ступеней же будто определяет отдельное царство диагоналей, которое нужно преодолевать с неимоверным усилием. Родченко утверждал, что не только ракурс, но свет и тени способны кардинально преобразить ситуацию в кадре.

Помимо множества фотоснимков отдельных дворов, вокзалов и фабрик Москвы, а также кадров с прохожими, Родченко часто, как репортажный фотограф, концентрировал свое внимание и на отдельных объектах. Таковым стала знаменитая Шуховская башня. Мастер фокусируется в этой серии исключительно на конструкции, на снимках он пытается выявить уникальную инженерную мысль Шухова, пытаясь подчеркнуть красоту каркаса и материала.

В связи с этой серией уместно будет упомянуть воспоминания Родченко об Эйфелевой башне, с которой многие сравнивают Шуховскую:

«Я помню в Париже, когда в первый раз увидел Эйфелеву башню издали, мне она совершенно не понравилась. Но однажды я близко проезжал на автобусе, и когда, в окно увидел уходящие вверх, вправо и влево линии железа, и эти точки дали мне впечатление массива и конструкции».

— из поездки Родченко в Париж в 1925 году

Этот массив и пытался выявить Родченко в своих фотоснимках. И здесь, конечно же, не обойтись без еще одного метода фотографа – комбинаторность. То есть предоставления множества точек зрения на один и тот же объект, максимальное приближение или отдаление, смена положения в кадре, а также вновь и вновь использование разнообразных ракурсов.

Именно в 20-е годы Родченко создает знаменитые фотопортреты своих друзей и знакомых. Помимо знаменитых фотографий с Лилей и Осипом Брик, которые лягут в основу его знаменитых фотомонтажей и плакатов, стоит назвать и проникновенные кадры с Маяковским и матерью фотографа. В этих экспериментах он как раз отходит от конструктивистских воззрений. Он хочет запечатлеть особый творческий мир с главными его героями.

Естественно, что свои умения Родченко хотел передать молодым фотографам. Поэтому вместе с еще одним знаменитым мастером в этой сфере Борисом Игнатовичем в 1928 году они формируют группу «Октябрь», куда набирает как любителей, так и уже успешных фотографов. Родченко ценил эту группу как важное экспериментально-творческое объединение. Они позиционировали себя как свободная группировка, никак не связанная с политической обстановкой.

Манифестом группы стал лозунг «Искать новые формы!». А уже известный прием ракурса, головокружительные точки, «косина» (наклон горизонта), лаконичная композиция и глубокая перспектива становятся основными методами для фотографов, которых Родченко призывал отображать социальную действительность.

Сам фотограф в 30-е годы сильно пострадал от шквала критики, которая посыпалась на него: его обвиняли в формализме и подражательстве западным фотографам. Родченко пришлось уйти в репортажную съемку, где большее внимание уделялось именно человеку, а не конструкциям. Он писал: «Это не значит, что я отказываюсь от смелости и новаторства, но иная сейчас должна быть смелость, иные искания». В 30-е годы на смену экспериментальной съемки приходит тема движения, отображенная в множестве парадов и спортивных мероприятиях.

Итогом его фотографической деятельности 20-х годов стало расширение сознаний будущих фотографов, которых он учил мыслить нестандартно. Отображая настоящую жизнь со всей ее простотой, Родченко хотел поражать и удивлять. Самое главное его достояние – это разрушение бывших канонов фотографии. Теперь снимок не создавался по правилам «картины», а выходил в самостоятельное плавание с собственными мотивами, композиционными приемами и ракурсами.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий