Июньский лес.

Соловьиная трель — песнь июньского леса.
Под зелёным шатром бродит солнечный блик.
Тишина и покой — панацея от стресса,
от людской суетни, болтовни и интриг.

С соловьём ангел мой распевает дуэтом,
и из сердца уходят чернуха и хлам.
Отдыхаю душой, понимая при этом:
Храм Природы милей мне, чем Божеский Храм.

Всё ЕГО, и Природа — ЕГО рук творенье.
Ощущаю в Природе ЕГО дух сильней,
чем в церковной прилюдности благоговенья,
в оплывающей сладости тонких свечей.
Митрич
лето

Накануне лета.

Слышите, как флейтой отвечают птицы
На аккорды вновь вступающего лета?
Видите, меняются страницы
На пюпитре дирижера-света?

Как неспешно на подмостки сумрак всходит,
Как торопится испить лучей заря,
Как дождем весь мир исходит,
Будто то канун потопа дня.

Дышат сладко кружева пионов,
Погружая дом в чудесный сон,
И понятней всяких разговоров
Вечерами колокольный звон.

Тихо-тихо в небе звезды льются —
В их мерцаньи ходит мира колыбель;
В один миг все звуки не проснутся,
Лишь послышалась едва одна свирель….
Маргарита Липартиани
пионы

Красные горы.

Когда-то, прижавшись к подруге-сосне,
делилась с зелёной богиней:
«Я видела Красные горы во сне,
внутри одинокой пустыни.
Вершины от солнца казались в огне,
их словно художник творил…
А ветер рассказывал мне о тебе,
и нёс с собой запах хвои.»

«Твой сбудется сон, — отвечала сосна,-
вдали от сибирских просторов,
однажды цветами раскрасит весна
пустынные голые горы.
Забудешь о снежной, холодной зиме,
любуясь волшебной красой…
А ветер расскажет мне всё о тебе —
о девочке с чёрной косой.»

Стал явью тот сон. Я — на древней земле.
Изменчив у жизни маршрут…
Снегами сосну замело в феврале,
в пустыне же — горы цветут!
И к Красным горам, лишь умывшись росой,
бежала та девочка с чёрной косой,
а ветер нашёптывал ей о любви,
и нёс с собой запах хвои…
Сима Темкин
лето

Вино из одуванчиков.

Зелёный стебель – и воздушный шар
Из сотен невесомых парашютов.
Лети по ветру, долгожданный дар,
Утешь меня в нелёгкую минуту!
Твои цветы – посланники полей, –
Желтея незатейливым узором,
Предвестниками летних тополей
Растут неприхотливо под забором.
Твоих соцветий терпкое вино
Я пью и пью – и не могу напиться…
Его рецепт, утерянный давно,
Угадываю в шелесте страницы
Любимой книги. Но как верный гид,
Бесхитростный сюжет уводит в детство,
И, право, я не знаю лучше средства
От горестей, печалей и обид.
Жанна Жарова
лето

на озере.

И жизнь, и бодрость, и покой
Дыханьем вольным пью.
Природа, сладко быть с тобой,
Упасть на грудь твою!
Колышась плавно, в лад веслу,
Несет ладью вода.
Ушла в заоблачную мглу
Зубчатых скал гряда.
Гете Иоганн
лето

Цветущий май.

Клён развесил свои пятипалые листья,
Изумрудом раскрашен весенний газон…
Бесшабашно водя разноцветною кистью,
Май под звуки грозы открывает сезон…

И сирень, и жасмин ароматным дурманом
Насыщают проулков ленивые сны…
Разгоняет седые сырые туманы
Неожиданный ветер румяной весны…

Из подполья выходит седой одуванчик,
Сбросив жёлтый пахучий апрельский наряд…
И опять этот ветер — капризный шарманщик —
Из весенних цветов сотворил снегопад…

Тополя и каштаны, и яблоня с вишней —
Все цветут и роняют на землю снега…
И я знаю одно, что в тираж я не вышла —
Оживает с весной моих песен строка…
Вера Соколова
лето

Маки.

Я вижу бескрайние степи,
Насколько хватает взгляда.
И ласковый, тёплый ветер
Мне тихо поёт серенаду.

Здесь воздух, согретый солнцем,
Тело слегка обжигает.
И травы, подобные шёлку,
Ноги мои ласкают.

А хрупкие красные маки,
У линии горизонта,
Похожи на яркий факел,
В лучах заходящего солнца.

Колышется маков пламя
В лёгком дыхании ветра.
И ночью его цветами
Будет земля согрета.

А светлячки, словно искры,
Что от костра взлетают,
И в небе ночном лучистые
Звёздочки зажигают.
Катерина Завацкая
маки

Вербное воскресенье.

Природа свежа и прекрасна в убранстве,
Которое дарит красотка-весна!
Но ты в красоте не ищи постоянства,
Ведь так быстротечна порою она!

Ты лучше взгляни на пушистые вербы –
Особенный праздник сегодня настал!
Желаю здоровья, надежды и веры,
Чтоб ты воскресенье с душой отмечал!

верба